воскресенье, 13 марта 2011 г.

Илья Трабер предприниматель

http://rumafia.com/ru/person.php?id=64

Биография:




Родился 8 сентября 1950 года в городе Омске.

В 1989 году прибыл в Петербург из вооруженных сил, где служил на флоте офицером-подводником. Сначала работал барменом в пивном баре «Жигули». Довольно быстро он дорос до поста администратора пивбара «Жигули» и даже закончил курсы барменов. Видимо, накопив некий начальный капитал, занялся торговлей антиквариатом. Первой официальной коммерческой структурой, оформленной на него, стал кооператив «Русь».


Досье:




Илья Трабер — пожалуй, единственный серьёзный бизнесмен из окружения арестованных в Испании Александра Малышева и его товарищей, который практически не попал в связи со скандальной операцией «Тройка» в поле зрения европейских и российских СМИ. Есть мнение, что Траберу просто повезло: в дни арестов он находился за пределами Испании. При этом журналисты отмечали со ссылками на испанскую полицию, что в ходе прослушивания телефонных переговоров Александра Малышева и Геннадия Петрова Трабер попадал в поле зрения правоохранителей неоднократно. Между тем, влияние Трабера на формальный и неформальный бизнес многих стран настолько серьёзно, что его история, безусловно, достойна подробного осмысления.

Впервые в поле зрения журналистов он попал в далеком 1991 году в связи с как бы позитивным событием. В то время как правоохранительные органы продолжали безуспешную тогда борьбу со спекуляцией антиквариатом, петербургский реставрационно-коммерческий центр "Антиквар", созданный при участии городских властей, вполне легально торговал художественными ценностями по рыночным ценам. Директор «Антиквара» Илья Трабер давал тогда журналистам интервью в связи с открытием очередного магазина-салона под названием "Петербург". Журналисты отмечали, что одним из учредителей "Антиквара", взявшего на себя заботу о скупке, сохранности, реставрации и реализации (в том числе с аукционов) предметов старины, стал горисполком Петербурга. С его же помощью центр получил монопольное право на торговлю художественными ценностями, созданными до 1945 года.

Источник: «Коммерсант» № 041 от 14.10.1991


В 1993 году про Илью Трабера в петербургской прессе стали появляться весьма негативные публикации. В частности, 8 мая 1993 года газета "Смена" опубликовала статью "Сто друзей антиквариата", снабженную подзаголовком "Семейный портрет на фоне уголовного кодекса". В ней автор, в частности, утверждал, что в возглавляемом г-ном Трабером реставрационно-коммерческом центре работают некомпетентные люди, "неквалифицированный подход которых к оценке антиквариата сказывается на ценах, по которым Трабер предлагает свой товар". Кроме того, журналист обвинил генерального директора в связях с криминальными структурами. Посчитав, что опубликованная статья порочит честь и достоинство лично его и сотрудников "Антиквара", г-н Трабер обратился в суд. Куйбышевский райнарсуд Санкт-Петербурга частично удовлетворил иск о защите чести и достоинства генерального директора реставрационно-коммерческого центра "Антиквар" Ильи Трабера к редакции петербургской газеты "Смена".

Источник: «Коммерсант», № 237 от 09.12.1993


В 1995 году журналисты уже обращали внимание на бизнес Ильи Трабера как на весьма продвинутый и даже выдающийся в своём секторе. Журналисты обращали внимание, что в то время в Петербурге практически все владельцы антикварных магазинов ограничивались только этим бизнесом. Никто из них тогда не надеялся создать сеть магазинов или крупные торговые или аукционные дома. Единственным исключением был центр "Антиквар", принадлежавший Илье Траберу. В него входили четыре салона, аукционный зал, реставрационный центр, ювелирные мастерские и даже галерея академической живописи.

Трабер уже тогда пользовался благосклонной признательностью городских властей. В день инаугурации тогдашнего мэра Петербурга Анатолия Собчака Трабер как представитель антикварного салона "Петербург" дарит мэрии бюст Екатерины Великой.

Источник: «Коммерсант» № 126 от 08.07.1995


Видимо, в связи с неожиданной для многих успешностью Ильи Трабера в петербургской прессе стали появляться описания истории создания его бизнеса. Вот одно, наиболее полное из них.

Реставрационно-коммерческий центр «Антиквар» был создан в декабре 1991 года решением исполкома Ленсовета. Его учредителями выступили главное управление имуществ исполкома, городское отделение фонда культуры, коммерческий банк социального развития и реконструкции, а также малое предприятие «Петербург». Вскоре соучредителем «Антиквара» стало Министерство культуры РСФСР.

Малое предприятие «Петербург» создали Ленкомиссионторг и кооператив «Русь». Директором «Руси» был Илья Трабер, он же и возглавил «Антиквар». Заместителем директора «Антиквара» по коммерческой части стал бывший арбитражный судья Борис Шариков. В 1992 году оба они прославились трогательно-простыми способами ведения конкурентной борьбы. Для полной монополии на рынке антиквариата Петербурга Траберу мешал магазин по торговле антиквариатом, расположенный на Наличной улице. Точнее, Илье Ильичу мешал не сам магазин, а тот факт, что принадлежал он не ему, а НПО им. Вучетича. Глава «Антиквара» решил сие досадное недоразумение исправить.

Вопрос о передаче в собственность «Антиквару» злополучного магазина на Наличной улице решался на уровне первых лиц города. Свои усилия к этому приложили столь разные люди, как тогдашние мэр Анатолий Собчак, начальник уголовного розыска Виктор Егоршин, депутат Ленсовета Валентин Добриков, список можно было бы продолжить.

Даже в газетах писали о том, как Анатолий Собчак, не стесняясь телекамер, принимал от Ильи Трабера в качестве скромных подарков произведения искусства. А Людмила Нарусова довольно часто посещала салоны «Антиквара», причем, господин Трабер регулярно перечислял некие суммы на благотворительную программу «Хоспис», которую курировала жена Собчака. А Анатолий Александрович позаботился о том, чтобы у «Антиквара» была поддержка аж Министерства культуры РСФСР, которое по его ходатайству вошло в состав учредителей «Антиквара».

Тогдашний глава питерского уголовного розыска Виктор Егоршин добивался передачи «Антиквару» злополучного магазина на Наличной другим способом. В своем письме председателю Совмина РСФСР товарищу Силаеву он сетовал на засилие «уголовно-преступного элемента, спекулянтов и перекупщиков» у входа в данный магазин. По мнению милицейского генерала, бороться с пресловутым «элементом» можно было только путем передачи магазина в собственность Трабера, а никак не усилиями подчиненных ему сотрудников уголовного розыска.

Депутат Ленсовета Валерий Добриков фактически представлял интересы Ильи Трабера в городской законодательной власти. Еще тогда, в 1992 году крупные городские газеты писали о том, как «Добриков ухитрялся от имени всего Ленсовета подписывать некоторые документы, связанные с центром «Антиквар». Кроме того, Валерий Добриков лично носил наиболее значимые для борьбы «Антиквара» за магазин на Наличной документы из одной высокой инстанции в другую.

Вот так к 1993 году Илья Трабер стал одной из крупнейших фигур на петербургском рынке антиквариата. Практически каждая связанная с антиквариатом крупная контрабандная операция тех времен имела, по словам некоторых сотрудников ФСБ, «траберовскую ниточку». Но ни разу не было достаточных оснований привлечь нашего героя к уголовной ответственности.

Впрочем, на рынке антиквариата Илье Траберу довольно быстро стало тесно. В феврале 1993 года в Петербурге появилось Информационно-юридическое бюро «Петер», соучредителями которого стали три друга: Илья Трабер, Виктор Корытов и Борис Шариков. Именно благодаря Виктору Корытову и Борису Шарикову наш герой добился лидирующего положения в городском антикварном бизнесе. Фактически, эти люди составляли в тот период неформальную команду человека, стремившегося завоевать антикварный Петербург.

Источник: «Ваш тайный советник», август 2000 года


В 2002 году про Илью Траберу уже писали как про бизнесмена, который имеет наиболее серьезные позиции в петербургском морском порту — крупнейшем порту Европы.

Илья Трабер являлся тогда членом советов директоров двух акционерных обществ: «Морской порт СПб» и «ОБИП» («Объединение банков, инвестирующих в порт»). «ОБИП» в тот период времени к тому же – управляющая компания АО «Морской порт СПб».

Собственно «захват» Трабером порта начался в 1994 году. Можно предположить, что Илья Трабер планировал тогда стать топливным королем Петербурга, что возможно только при наличии собственных коммуникаций, пригодных для отправки крупных партий нефтепродуктов на экспорт. Именно поэтому наши герои начали освоение порта с четвертого района, где располагался крупнейший в северо-западном регионе нефтеналивной терминал.

В 1989 руководителем нефтебазы стал Виктор Баруков – талантливый экономист, грамотный руководитель, который попытался на месте старой нефтебазы создать современное предприятие по западному образцу. Он достиг удивительных результатов, созданное им арендное предприятие «Нефтеналивной район» стало прибыльным, появились иностранные партнеры, вместе с которыми планировалось реализовать грандиозный международный проект «Золотые ворота».

В январе 1995 года срок договора аренды между АП «Нефтеналивной район» и АО «Морской порт СПб» истекал, оставалось лишь позаботиться о том, чтобы продлен он был не с «Нефтеналивным районом», а со специально для этого созданным АО «Петербургский нефтяной терминал». Хозяевами этого АО стали фактически принадлежащее нашим героям информационно-юридическое бюро «Петер», «Петербургская топливная компания» и некая английская фирма, об истинных хозяевах которой можно лишь догадываться.

Без всякого объяснения причин генеральный директор «Морского порта» Виктор Биличенко отказал руководству АП «Нефтеналивной район» в продлении договора аренды, новый договор был подписан с «Петербургским нефтяным терминалом». Тем самым Виктор Биличенко впервые открыто заявил о поддержке Трабера, знающие люди уже тогда поняли, что судьба порта решена. Впрочем, Виктор Биличенко начал проводить «протраберовскую»

В течение всего 1993 года сторонние организации активно скупали акции «Морского порта» у его сотрудников. К началу 1998 года подавляющее большинство голосующих акций «Морского порта СПб» принадлежало двум иностранным компаниям, расположенным в Великобритании и Лихтенштейне. И ответственность за это лежит, прежде всего, на бывшем генеральном директоре «Морского порта» Викторе Биличенко, который тогда - в 1993 году - мог повести крупнейший в России порт по совсем другому пути.

В 1993 году российское правительство в лице Анатолия Чубайса выпустило распоряжение, в соответствии с которым 29% акций «Морского порта» должны были стать обыкновенными голосующими и закрепиться в собственности государства. (Первоначально по плану приватизации эти акции являлись привилегированными, то есть, не имеющими права голоса, и предназначались для продажи). 1 июля 1993 года тогдашний председатель городского КУГИ Сергей Беляев даже утвердил соответствующие данному распоряжению изменения в план приватизации «Морского порта». Казалось, до сохранения в государственной собственности морских ворот страны остается совсем чуть-чуть, но тут произошло новое удивительное событие.

В документы, поданные работниками КУГИ в Фонд имущества, закрались две арифметические ошибки, из-за чего процесс возврата порта в государственную собственность затормозился, а потом и вовсе как-то забылся. Учитывая ставки данной игры, у многих возникло предположение: а случайно ли тогдашние работники КУГИ Петербурга Томчин и Любовь Совершаева перепутали несколько цифр?

Летом 1997 года на чрезвычайном собрании акционеров ОАО «Морской порт» было принято решение о передаче всех полномочий по руководству портом некой управляющей компании. Она называлась «ОБИП», подавляющее большинство руководителей порта в тот момент о существовании такой фирмы и не подозревало. Впрочем, это не удивительно: ЗАО «ОБИП» образовалось всего за несколько месяцев до того, как стало управлять портом.

50% акций «ОБИП» принадлежали некой иностранной компании с интригующим названием «Насдор Инкорпорейтед», расположенной в княжестве Лихтенштейн.

В 1999 году Трабер, Корытов и Шариков стали фактически полновластными хозяевами Морского порта. Они вновь использовали отработанную технологию раздробления крупного предприятия на несколько более мелких, каждое из которых становится владельцем своей части имущества создавшего их материнского предприятия.

Источник: «Ваш тайный советник», июль 2002 года


В связи с интересом Ильи Трабера к «Объединенной судостроительной корпорации» журналисты писали про отношения между Трабером и олигархом Юрием Ковальчуком. Журналистский интерес был связан с планами по строительству «ледовых» верфей. Они будут строиться на Дальнем Востоке, севере и северо-западе страны. В связи с этим на северо-западе столкнулись интересы «архангельских» и «питерских» кораблестроителей. В Архангельской области работает крупнейшее в стране предприятие, выпускающее суда ледового класса. Это знаменитый «Севмаш», на котором трудятся 17 тыс. человек. Вроде бы учитывая масштаб и опыт «Севмаша», было бы логично начать возрождение завода за счет средств целевой программы. Но против этого активно выступает влиятельный петербургский предприниматель, совладелец и председатель совета директоров банка «Россия» Юрий Ковальчук.

Собственных интересов в судостроении у него нет. Зато деловые интересы связывают г-на Ковальчука с питерским предпринимателем Ильей Трабером. По данным журналистов, Трабер заключил с Ковальчуком стратегический союз. В обмен на поддержку политических проектов банкира в Ленобласти тот пообещал Траберу лоббистское содействие в области судостроения.

Совокупной «пробивной силы» этого тандема достаточно, чтобы заткнуть за пояс предприятия и повлиятельнее «Севмаша». Так что государственные инвестиции вполне могут пройти мимо чахнущих архангельских кораблестроителей.

Источник: www.rospress.ru от 05.12.2007


Когда вице-губернатор Ленинградской области Рашид Исмагилов претендовал на пост губернатора, журналисты писали про его тесное знакомство с бывшим сенатором от Ненецкого автономного округа и водочным королем Александром Сабадашем. Отмечалось, что при попытке задержания Сабадаша в Выборге сотрудники правоохранительных органов обнаружили на месте Исмагилова и Илью Трабера. Предположительно, они встречались с Сабадашем.

Источник: «Новая газета в СПб» от 15.02.2008


Уже после арестов в Испании журналисты вновь вспомнили про Илью Трабера, потому что его фамилия фигурировала в перехватах телефонных переговоров Геннадия Петрова, сделанных испанскими спецслужбами. В частности публиковались сведения о том, что Илье Траберу приписывают извлечение доходов из приграничного Выборга с его контрабандными коридорами, ведущими из ЕС в Москву, и крупным промышленным портом в Приморске. Пресса обращала внимание: Трабер — один из немногих, кто избежал ареста испанской полицией: говорят, во время операции «Тройка» находился в России.

В некоторых СМИ в связке с Ильей Трабером и Геннадием Петровым уже называлось имя Игоря Сечина, бывшего заместителя руководителя кремлевской администрации, ныне — одного из вице-премьеров правительства Владимира Путина. Знакомство между Трабером и Сечиным с большой вероятностью могло произойти в Питере во времена Собчака, когда Сечин возглавлял аппарат Комитета по внешним связям (чьим председателем, как известно, являлся все тот же Путин). Еще один человек, который может что-то знать о Илье Трабере, — нынешний глава Росприроднадзора Владимир Кириллов. В прессе 1990-ых годов Кириллова рассматривали как противника Трабера: в бытность свою мэром Выборга нынешний главный эколог пытался не пустить питерских в свой город. Однако после перехода Кириллова на работу в правительство области, Выборг, по данным СМИ, наследовали люди Трабера и Петрова.

Источник: «Новая газета» от 19.06.2008


В 2009 году Илья Трабер упоминался журналистами в связи со скандалом, в центре которого оказался глава петербургской группы "Осло Марин" Виталий Аргангельский, которая задолжала банку «Санкт-Петербург» 4 млрд рублей. Виталий Архангельский не вернулся из–за границы после летнего отпуска. Он стал в Болгарии бизнес–партнером Филиппа Киркорова и управляет российскими активами через Skype.

"Юристы пока не рекомендуют мне возвращаться в Петербург", — сказал тогда журналистам Виталий Архангельский.

Банк "Санкт–Петербург" взял под контроль портовые и страховые активы "Осло Марин". В связи с этим журналисты отмечали, что стратегия Архангельского заключалась в агрессивной кредитной политике и на удивление смелых бизнес–проектах. Каким образом группе удавалось сформировать дочерние структуры с миллиардными уставными капиталами, чтобы быть привлекательной для банкиров, неизвестно. Эксперты морского рынка намекали на его возможную связь с авторитетным бизнесменом Ильей Трабером.

Источник: www.dp.ru от 07.09.2009


Интересно, что Илья Трабер умудрился попасть в историю захвата пиратами судна «Арктик Си». Журналисты писали про одного из партнеров Трабера, пирата Дмитрийса Савинса (он же Дмитрий Савин), который был топ-менеджером и совладельцем структур эстонской компании As Alexela Logistics, являющейся крупнейшим распорядителем терминалов своей маленькой, но гордой республики.

Илья Трабер при регистрации поездок помимо прочих паспортов уже давно проходит то как Ильяс Трампер, то как Илиас Травер с некими загадочными номерами личных документов, отличными от любых российских удостоверений. Однако вторые и третьи гражданства в нашей стране не запрещены.

Компания As Alexela Logistics – соучредитель ООО «Первый мурманский терминал», которое заведует нефтеперевалкой на северных границах России. А среди других учредителей этого ООО обнаруживаются связанные в середине 90-х с Трабером высокопоставленные персоны из администрации Выборгского района Ленинградской области как его бывший глава Георгий Порядин, его приятель преступный авторитет Александр Петров и некто Игорь Константинович Патраев, который, как нетрудно предположить, доводится нынешнему главе Выборгского района родным сыном.

Источник: «Наша версия на Неве» от 21.09.2009


А совсем недавно выяснилась связь между Трабером и сыном Александра Петрова Виталием, который выступает как гонщик "Формулы-1" от команды Renault. 25-летний поклонник Михаэля Шумахера, выпускник Северо-Западной академии государственной службы Виталий Петров подписал контракт со знаменитым французским автомобильным концерном «Рено». Он стал первым российским участником знаменитых гонок «Формула-1». Успех Виталия был бы невозможен, не вкладывай в него все возможные средства родной отец – известный выборгский бизнесмен, совладелец ОАО «Выборгский судостроительный завод» («ВСЗ») и петербургских причалов «Балтийского судомеханического завода» Александр Петров. Сам Петров-старший уточнял, что для продвижения сына пришлось взять кредит в 7,5 миллионов евро в банке «Санкт-Петербург» под 8% годовых, а общие расходы составили аж 15 миллионов евро. Кроме того Александр Петров заявил журналистам, что в период с 16 до 25 лет на подготовку, соревнования, выезды Виталика было потрачено около $20 млн. и помогали ему в этом друзья: Илья Трабер и Александр Уланов.

Источник: www.rospress.ru от 02.03.2010



1 комментарий: