пятница, 2 ноября 2012 г.

«Оборотни в погонах» задумались о чести

Председатель Гражданского комитета Санкт-Петербурга, один из лидеров петербургской оппозиции Ольга Курносова предложила дополнить «Список Магнитского» новой персоной. Она сочла целесообразным включить в перечень подполковника в отставке Алексея Даркова, которого в СМИ называют «подельником» печально знаменитого следователя Артема Кузнецова. С соответствующим заявлением Курносова обратилась к послам ряда европейских стран и США. Поводом для обращения стала статья «Воры пополнят «список» невыездных», опубликованная в интернет-издании Lentacom.ru http://www.lentacom.ru/news/20589.html 


«Принципиально важный штрих: многолетняя связь Даркова с Кузнецовым, сыгравшим одну из ключевых ролей в зловещем «деле Магнитского». Данные проведённого журналистского расследования позволяют предположить, что контакты Даркова и Кузнецова носили как минимум «теневой» характер и касались, в частности, коррупционных финансовых схем. Существенны и обозначенные в статье связи Даркова с откровенным криминалитетом», - отмечает оппозиционерка в своем письме послам стран ЕС и США.


Курносова полагает, что статья даёт основания дополнить «список Магнитского» именем Даркова - как минимум до выяснения всех обстоятельств его связей с Кузнецовым. «Информация, содержащаяся в статье, ещё раз свидетельствует о том, насколько опутана РФ криминально-коррупционной паутиной, протянувшейся со времён СССР. Особую роль в системе организованной преступности и бюрократической коррупции играют выходцы из карательных органов», - считает Курносова.


Юрист фонда Hermitage Capital Сергей Магнитский умер в ноябре 2009 года в больнице СИЗО «Матросская тишина». Его обвиняли в уклонении от уплаты налогов, однако, по словам представителей фонда, дело было сфабриковано российскими правоохранителями. «Список Магнитского» - список российских чиновников, которые нарушили права человека в России. Предполагается, что этим людям должно быть отказано во въезде в страны Запада. Также речь идет и о замораживании счетов в европейских и американских банках.


Авиационно-минная порнография


Жизнь отставных работников правоохранительных органов складывается по-разному. Одни продолжают службу в параллельных ведомствах. Другие отходят от дел, пишут мемуары и наслаждаются жизнью. Третьи пьют горькую. Но есть и те, кто не бросают свои дела, по существу. Отставка лишь освобождает их от досадной необходимости прикидываться не тем, кем они являлись, и развязывает руки для очень выгодного теневого бизнеса. К числу таких отставников принадлежит и Алексей Евгеньевич Дарков.


Он родился в мае 1958 года и провел жизнь, полную приключений, о которой теперь складывает рассказы в назидание потомкам. Ведет свой блог в интернете. Некоторые истории в этом блоге могут показаться очень любопытными, если знать некоторую специфику работы автора этих историй. Например, Дарков пишет, как в 1995 году задерживали торговца аргентинскими револьверами. Перед читателем встает образ доблестного опера, задействованного на самом опасном направлении – борьбе с организованной преступностью. Более того – борьбе с оружейным трафиком. И интересно (какой же мужчина не любит оружие!), и познавательно. Оказывается, стюарды «Аэрофлота» занимались поставками оружия для криминальных лидеров Краснодара. Схема, что называется, в действии, «живая», да еще от очевидца.


Или, к примеру, пишет Дарков о задержании некоего московского бармена, приторговывающего гранатометами и автоматами. Читатель блога, затаив дыхание, следит за перипетиями шоу, специально организованного ради задержания опасного бандита. Жадно глотает подробности о сотрудничестве милиции и охраны «Вымпелкома» (снабдившего борцов с мафией редкими для середины 90-х мобильниками). А узнав о том, что в подвале бармена хранилось 22 килограмма аммонита, «достаточных для того, чтобы от здания ГУВД остался один фундамент», читатель, несомненно, осознает, какому риску Дарков с коллегами подвергали себя. Не остается никаких вопросов, кто здесь герой.


Оружейная тема, видимо, всегда была «коньком» Алексея Евгеньевича. Его воспоминания об опыте изъятия оружия начинаются с далекого 1984 года. Правда, тогда речь шла о совсем незначительных партиях смертоносного товара. Чехословацкий пистолет и авиационная мина – вот и весь улов оперативников. Несколько не в тенденцию и тот факт, что, помимо оружия, «преступник продавал порнографические журналы». Но ведь злодей на то и злодей, чтобы быть злодеем во всем.


Впрочем, зная всегдашнюю милую склонность доблестной советско-российской милиции собирать все «висяки» в одно уголовное дело попавшегося на чем-то человека, можно догадаться о причинах такого широкого – от порножурналов до авиамин - разброса в интересах коммерсанта. Остается лишь выяснить, что первично – оружие или «клубничка». То есть, чем торговал преступник на самом деле, а что появилось в задним числом. И тут же ответ: Дарков использовал детей для того, чтобы совершить, выражаясь современным языком, контрольную закупку порножурнала.


Дети журнал купили и стали рассматривать картинки (хороша же контрольная закупка!). За этим их и застали «мимо проходившие» сотрудники милиции. А там уж по наводке и вышли на незадачливого торговца. Следовательно, оружие появилось потом – когда потребовалось припрятать концы некоторых нераскрытых преступлений. Или собственных схем.


И все же Дарков тут как бы и ни причем. Не считая возможного приукрашивания собственной служебной биографии. Но спросите рыбака об улове, и он вывихнет руки, показывая размер пойманной красноперки. Кто без греха?


Времена советских погон


Но есть в истории с оружейным уловом и скрытая сторона, о которой сейчас не принято говорить. Времена благословенного застоя если и сравнивают с нынешними, то только в пользу первых. По умолчанию, при генсеках «такого бардака не было». Правда, не так уж давно с неохотой пришлось признать: были в Советском Союзе и бандиты, и серийные убийцы, и сексуальные маньяки (как-то странно было бы игнорировать воспоминания старых МУРовцев). Но ведь это исключения, лишь подтверждающие правило, не так ли? А вот советская милиция – совсем другое дело. Милиция была непогрешимой.


Кому выгодно навязывать наивным обывателям этот образ - догадаться нетрудно. Ведь служебные биографии многих нынешних высокопоставленных «господ полицейских» начинались именно в те времена. Приняв социальный заказ, машина пропаганды закрутилась на полных оборотах.


Что же касается лично Алексея Даркова, то он начинал свой славный путь при министре внутренних дел СССР Николае Щелокове. В своих воспоминаниях Дарков восторженно отзывается о нем и всеми силами защищает шефа от «грязных наветов» и «прямой клеветы». При этом ни словом не обмолвившись о причине самоубийства Щелокова 13 декабря 1984 года и о его громком деле, ставшем «зарницей перестройки».


Николай Анисимович Щелоков приятельствовал лично с Леонидом Ильичем Брежневым. Что и позволяло ему до поры скрывать теневые стороны своей деятельности. Однако с тех пор, как в ноябре 1982 года на крышку гроба генсека были брошены комья земли, у него начались неприятности. Знал ли Щелоков, что Юрий Андропов, участвовавший в похоронах, зарывает и его карьеру?


Как теперь известно, в результате расследования деятельности бывшего главы советского МВД вскрылись факты присвоения им государственного имущества на сумму почти в четверть миллиона рублей (по тем временам громадная сумма личного хищения). И такая же цифра ущерба складывается в результате самоуправства Щелокова. Например, документальный двухсерийный фильм о его жизни, снятый по его же заказу за государственный счет, обошелся казне в 50 тысяч рублей. Кто помнит цены того времени, знает, что означает эта цифра – около 625 тысяч долларов по тогдашнему курсу. Антиквариат, картины, служебные «Мерседесы» во владении министерской семьи, бриллианты, прочие предметы роскоши... Не считая цветов, рассылаемых по адресам «очень близких» (Щелоков был весьма женолюбив), скупаемого за бесценок в особом «семейном» магазине (закрытом для посторонних) импорта, ремонта за счет все того же государства. Список внушительный.


Множество предметов такого рода действительно было обнаружено у Щелокова в квартире и на даче. Какой смысл покрывать коррупционера? Но Дарков, не мотивируя свою позицию, спешит шельмовать обвинителей: «Вы и мизинца его не стоите. Он уважаем всеми ветеранскими кругами и интеллигенцией СНГ. На его Родине в Украине его именем названы улицы в двух городах. Открыт музей. Он достойно воевал в Великую Отечественную войну и восстанавливал разрушенную экономику страны. Он не был осуждён».


Да, действительно, Щелоков воевал. Как и любой другой партиец при штабе:  присматривал за бойцами. Был на фронте блюстителем «высокой коммунистической морали». Да, действительно, восстанавливал экономику, хотя начинал в 1945 году все же с должности главполитрука Закарпатья. Подавлял украинское сопротивление власти ВКП(б). Да, музей и улицы существуют. И что же? Музеев Степана Бандеры в Украине теперь пять, а памятников этому врагу Щелокова и вовсе десятки.


Что до определенных «ветеранских кругов», на которые ссылается Дарков, то они порой пытаются обелить не только Щелокова. Ветераны ВКП(б)-КПСС встают на защиту и такого одиознейшего фигуранта брежневской поры, как Григорий Романов. Какое после этого может быть доверие к их доводам? Которые, кстати, сводятся к одному: все выдумки, враги оклеветали. И, видимо, заодно увешали антиквариатом дачу Щелокова.


Но ностальгия Даркова по временам щелоковского всесилия может быть порождена и совсем уж мрачным обстоятельством. Не только милицейской круговой порукой. По некоторым данным, полученным от тех самых ветеранов МВД, на которых ссылается Дарков, министр Щелоков располагал специальной бригадой киллеров. Эти люди по приказу шефа устраняли его личных врагов. В частности, с ними связывают убийство актрисы Зои Федоровой и исчезновение антиквара Гарига Басмаджана.


Персональная причастность Алексея Даркова к действиям этой группировки не доказана. Скорей всего, он не имел к ней отношения – возраст не тот. Но кто знает, какие еще тайны унес в могилу Щелоков, продырявив свой парадный мундир из именного охотничьего ружья? И раз уж сам министр позволял себе подобное, то на местах часто творился беспредел, не уступающий «лихим девяностым». Чего стоит все тот же случай с авиационной миной, изъятой у мелкого торговца порнографией. Впрочем, шаблоны, использованные Дарковым для внесения в эту историю необходимых подробностей, давно устарели. Они словно списаны с сериала «Следствие ведут знатоки» (тоже, кстати, санкционированного Щелоковым). Кто знает Даркова, поймет его интерес к оружейной тематике.


Жегловские средства, дарковские цели


Со слов самого Алексея Евгеньевича, начинал он свою службу в Кунцевском отделении милиции. Непродолжительное время в 1984 году занимал должность старшего оперуполномоченного уголовного розыска по предупреждению преступлений несовершеннолетних. Именно тогда и случился инцидент с «порнографом-оружейником». Несколько странное понимание Дарковым своих тогдашних полномочий не должно удивлять.


Тем не менее, именно оружие, возникшее под порножурналом, подтолкнуло в рост карьеру Даркова. Сработал «метод Жеглова» - воспетый кинематографом сыщик тоже ведь не брезговал подбрасывать «улики». Правда, ограничивался все больше кошельками, и  с целью, которую с натяжкой все же можно считать благой. Дарков же явно не собирался сажать злосчастного торговца порнографией на долгий срок. Подбрасывать боеприпасы мелкому нарушителю – палить из пушки по воробьям. Зато вся эта загадочная история обретает смысл, если мы примем версию об упрятывании концов.


Кто был убит из обнаруженного пистолета, в какой разборке он оказался «засвечен», мы уже, к сожалению, не узнаем. Как не узнаем, с какого склада была украдена авиационная мина, для кого она предназначалась. Тем не менее, алгоритм явно пришелся Даркову по душе. И позже, уже после своего перехода в РУВД, он не раз имел возможность его применить. Ничего особенно зазорного в такой схеме по тем лихим временам не было. Сотрудник УБОПа, скрывший свое лицо для съемок, в начале 2000-х открыто оправдывал подобные действия: «Времена были такие, шла война. А на войне понятие применимости и неприменимости ударов ниже пояса обретают совершенно другой смысл». Дарков мог бы повторить эти слова.


Меж бандитами с ворами


В конце 1980-х Алексей Дарков был брошен в водоворот борьбы с оргпреступностью. Вот как это выглядит с его слов.


«В 1987 году создаётся 11-й отдел МУРа «По борьбе с опасными проявлениями групповой. рецидивной и организованной преступности». На местах в районных управлениях за линией работы по данному направлению закрепляют наиболее опытных сыщиков. В Кунцевском РУВД, куда я к тому времени перешел, эту работу закрепили за Анатолием Фёдоровичем Шершебневым, прослужившим в розыске около 20-ти лет. Время было перестроечное. Перестраивалось общество, появились зачатки бизнеса, частной собственности. Перестраивалась и преступность. Всё чаще и чаще заявляли о себе организованные группы. Мне на линии раскрытия умышленных убийств, грабежей и разбоев это было особенно заметно. В 1987 году произошел резкий скачок убийств и иных насильственных преступлений. Вектор развития преступности склонился в сторону тяжких преступлений. Нападения носили всё более дерзкий характер.


К концу 1988 года аналитики министерства пришли к выводу о том, что в стране есть организованная преступность, стало быть, необходимо создать службу по борьбе с этим явлением. В МВД СССР создаётся 6-е управление. На местах создают ОРБ. В Москве на базе 11 отдела создаётся Отдел по борьбе с организованной групповой преступностью (ОБОГП). В РУВД создают группы из двух человек.


В середине 1989 года мне было предложено возглавить это направление в Кунцевском РУВД. Напарником ко мне был назначен Игорь Михайлович Трач. А, поскольку линию тяжких оставили тоже за мной, разрешили набрать группу из лучших оперативников района. Выбор пал на Юрия Григорьевича Гергеля, Сергея Леонидовича Томилло, Николая Дмитриевича Шереметьева и Леонида Владимировича Ракогона. Позднее в грууппу пришел Александр Владимирович Подольный. Самому старшему из нас Сергею Томилло было 36 лет.


Примерно через год меня забрали в ОБОГП УУР ГУВД Мосгорисполкома. Через полтора года я уже был назначен старшим оперуполномоченным по особо важным делам. В этот период в группе со мной работали Сергей Валентинович Ломов. С ним я подружился с первых дней прихода в МУР. Позднее в группу пришел Леонид Ракогон. Так возникло наше трио, сохранившееся до последних дней в РУОП, куда трансформировался наш отдел».


Отметим, что о существовании организованной преступности в СССР аналитики знали всегда. Она никуда не исчезла после 1917 года. Скорее наоборот, расцвела пышным цветом именно в условиях «торжества социальной справедливости». Впрочем, вернемся к конкретике. Перечитаем внимательнее: «В МВД СССР создаётся 6-е управление. На местах создают ОРБ. В Москве на базе 11 отдела создаётся Отдел по борьбе с организованной групповой преступностью (ОБОГП). В РУВД создают группы из двух человек. В середине 1989 года мне было предложено возглавить это направление в Кунцевском РУВД».


6-е управление, где служил Дарков, занималось организованными криминальными сообществами. От советских воров в законе до новой бандитской поросли. Была создана объемная база данных. Что в МУРе, что в Кунцевском РУВД Дарков разрабатывал именно это направление. Кстати, он путает даты: 11-е отделение МУРа было создано не в 1987-м, а в 1986 году. Но это детали. Интереснее удостовериться – не было ли в его биографии некоего Оси? И неких «ореховских»?


Вопрос не праздный. Обвинение в таких связях относится к весьма тяжким. Не зря Дарков так яростно его отрицает.


В конце 1980-х сформировалась «орехово-зуевская ОПГ». Ее лидер Сергей Тимофеев (Сильвестр) быстро стал объектом всеобщей ненависти конкурирующих группировок. Этим воспользовался его соратник Сергей Буторин (Ося) - и подорвал Сильвестра вместе с его «Мерседесом» в 1994 году, решив занять его место. Помогал же ему Алексей Дарков. Не непосредственно, разумеется, но весьма эффективно.


Начиная примерно с 1993 года (а возможно, и раньше, с момента ареста Сильвестра в 1989-м), Даркова и Буторина свели общие интересы. Когда зарвавшийся Ося принялся рубить головы направо и налево за малейшую провинность, он закономерно снискал репутацию скорого «не жильца». И получил дельный совет Даркова: инсценировать свое убийство. После чего сделать пластическую операцию и скрыться за границей.


Взаимодействуя с Осей, Дарков отладил применение эффективного приема. В случае, если очередная мишень Оси, буквально шедшего по трупам, слишком хорошо охранялась, он направлял оперативников 5-го отдела РУОП  (где был заместителем начальника). Производилось задержание указанного Осей человека. После недолгого разбирательства задержанный покидал милицию. И становился жертвой поджидавших «ореховских» братков. Делалось это, конечно, небезвозмездно. Недаром поговаривали, что в 90-е опер РУБОПа, через год мог позволить себе автомобиль, а несколько позже – квартиру. Остается лишь догадываться, что мог позволить себе заместитель начальника отдела.


Сотрудничал Дарков и с вором в законе Асланом Усояном (следует помнить, что воры и бандиты – это совершенно разные категории криминального мира, уживающиеся как кошки с собаками). Связь держали через родственника Усояна - Бориса Пашаева. Это теперь Дарков может отрицать родственную связь между Дедом Хасаном (Усояном) и Пашаевым. Но даже закрывая глаза на тот факт, что Пашаев был племянником Усояна, он не в состоянии замалчивать их чисто конкретные связи. Которые объясняет тем, что курды, дескать, народ маленький, и все друг с другом поддерживают тесные отношения.


Вообще-то курдов только в России более 50 тысяч. Это по минимальным подсчетам, максимальные дают без малого полмиллиона. В мире их более 30 миллионов. Вряд ли Дед Хасан знает каждого из них. И уж точно не каждый курд мира станет, подобно Пашаеву, защищать Деда Хасана прямо перед телекамерами.


Собственные связи с Пашаевым Дарков отрицает. Не удивительно. Но не слишком убедительно.


В 5-м отделе сформировалась целая группа – Михаил Чилингаров, Наиль Дианов, Сергей Ломов, Максим Курочкина – расчищающая Деду Хасану путь на вершины криминальной иерархии. В эту деятельность оказались вовлечены и сотрудники МУРа Юрий Самолкин и Владимир Рысаков - которые впоследствии стали фигурантами знаменитого дела «оборотней в погонах». Конечно, замначальнику отдела Даркову это было безразлично. Будем так считать…


И вот тут пригодился опыт «порнографического авиационного минирования». У Даркова имелся в служебном кабинете сейф, полный «отсветивших» стволов. Пистолеты и автоматы, из которых когда-то кого-то застрелили, подбрасывались конкурентам Усояна, «обнаруживаясь» при обысках. Помимо оружия использовались наркотики и взрывчатка. О наркотиках же пишет в своем блоге и сам Дарков. Только подает это как свою несомненную победу.


На все эти обвинения Алексей Дарков реагирует с достоинством настоящего мужчины. Ему, видите ли, не пристало «волокититься» по судам, отмываясь от грязи, в которой его вываляли журналисты и бывшие коллеги. Бывшие коллеги – это сотрудники полиции, ведущие собственное внутреннее расследование деятельности Алексея Евгеньевича. Который действительно не обращается в суд. Но не от уверенности в своей правоте, а по обратной причине.


Боевые спутники его


В отставку Дарков вышел в начале 2000-х годов в звании подполковника. Сам он объясняет свой уход из органов конфликтом с «небезызвестным генералом Орловым». Генерал действительно был не самым уживчивым человеком. Но дело не в особенностях характера. Суть в том, что Орлов, как правая рука не менее знаменитого Рушайло, имел отношение к главным схемам крышевания предприятий своих спонсоров. В частности, Бориса Березовского.


«Крутивший левачок» Дарков мог восприниматься как чересчур независимый сотрудник. Однако очень сомнительно, чтобы Орлов – на посту замминистра внутренних дел зачищавший причастных к проверкам РУБОПа в 1996-1997 годах - обратил бы внимание на мелочи замначальника отдела. Так что ушел Дарков по какой-то иной причине. Видимо, по той, которую теперь тщательно скрывает, шарахаясь от знакомства с Пашаевым. Видимо, почувствовал неладное после дела об «оборотнях» и глупого поступка Пашаева, изнасиловавшего свидетельницу.


Теперь Дарков возглавляет им же основанную Региональную общественную организацию ветеранов оперативных служб «Честь». Под этой маркой все так же крышует криминал. Тормозит и разваливает уголовные дела своих клиентов. Помогают взятки и давние связи. Кстати, заслуживающие отдельного упоминания.


Юрий Гергель. Директор Ассоциации спортивного контактного боя. Интернет буквально забит его душераздирающими откровениями о прошлом величии. «Я родился в счастливое время и в Великой стране, которая в прошлом имела гордое название Союз Советских Социалистических Республик…», — так начинаются его ностальгические воспоминания. А дальше — слащавые рассказы о бесплатном образовании, безмятежном детстве и пламенной боевой (с хорошей зарплатой) юности. Сердечная ностальгия по всему бесплатному не мешает успешному бизнесу. Рядом с жалобами на «блатных маменькиных сынков и дочек, чьи родители в состоянии заплатить не одну тысячу баксов» обычно помещена ссылка на видеоролик, где представительный мужчина за соответствующую плату обещает обучить любого желающего армейским приёмам ножевого боя, которые тут же и демонстрирует. Любопытно, для чего бы законопослушному гражданину такие специфические навыки? Ещё любопытней, что в школе, возглавляемой страстным почитателем СССР, тренируются юноши и подростки обоего пола. Чему их там учат? Приемам контактного боя в классовой борьбе?


Дмитрий Галочкин. Председатель Общероссийского профсоюза негосударственной сферы безопасности. Помимо прочих регалий и должностей, с 2007 года он является членом редакционного совета журнала «Человек и Закон». Владельцы этого журнала — Андрей Пашковский и Георгий Копыленко, известные рейдеры из ОРСИ-групп, прославившиеся многочисленными захватами. Самый впечатляющий из этих эпизодов — захват активов Московской области под маркой оперативного управления РИГ-групп печально известных Жанны Буллок и её мужа, министра финансов Московской области Алексея Кузнецова. Лишь в 2010 году Следственный комитет смог остановить Пашковского и Копыленко, пытавшихся увести миллиард долларов, похищенный из бюджета Подмосковья. Что делал в это время защитник обездоленных охранников правопорядка Дмитрий Галочкин?


И наконец, самая, наверное, интересная связь Даркова — Артём Кузнецов. В лихие 1990-е они вместе служили в 5-м отделе РУБОПа. Этот одиозный персонаж вряд ли нуждается в представлении, поскольку именно с него начинается «Список Магнитского». Кузнецов отдал приказ об аресте и содержании под стражей тяжело больного юриста фонда Hermitage. С тех пор — по результатам внутренней проверки МВД —полицейский Кузнецов, имеющий доход (включая доходы всех членов семьи) чуть более 100 тысяч рублей в год, купил две квартиры в элитных московских жилых комплексах более чем за два с половиной миллиона долларов и три автомобиля на 280 тысяч. Тоже долларов.


Становится понятно, почему подполковник в отставке Алексей Дарков так пламенно защищает генерала армии Николая Щелокова. Сформировавшийся при отъявленном оборотне, давшем путевку в жизнь всем современным «оборотням в погонах», он и не мог быть другим. Пусть учитывают это те, кто теперь «защищает честь» щелоковского, а то и дарковского мундира.

Эдгар ТАРАДЗИН, специально для Rumafia.com

Комментариев нет:

Отправить комментарий