понедельник, 8 октября 2018 г.

«Главное, чтобы ни к Скочу, ни к Усману ни в коем случае»

Как взяточники из СКР заботились о миллиардерах



rucriminal.info продолжает серию статей о «громких» фамилиях, которые фигурируют в деле о взятке для сотрудников СКР за освобождение «авторитета» Андрея Кочуйкова (Итальянец) - ближайшего сподвижника «вора в законе» Захара Калашова (Шакро Молодой). В прошлых статьях мы подробно описали, как сотрудникам СКР передавалась взятка в 500 тыс долларов. Официально взяткодателем выступал бизнесмен, ранее связанный с солнцевской группировкой, Олег Шейхаметов. Однако, по мнению rucriminal.info, из материалов дела следует, что Шейхаметов представлял интересы депутата Госдумы Андрея Скоча, тоже ранее связанно с солнцевской группировкой. И деньги тоже принадлежали Скочу. Вместе со Скочем отношение к этой теме явно имел и его деловой партнер Алишер Усманов. Из опубликованных ранее материалов дела следует, что в связи с «проблемой Кочуйкова», «вор в законе» Захар Калашов лично встречался с Усмановым и высказывал ему претензии. Это подтверждает и диалог между двумя получателями 500 тыс долларов - начальником управления СКР Михаилом Максименко (МИ) и его подчиненным Денисом Богородецким (БД). Они обсуждают проблему того, что деньги уже уплачены, а Кочуйков отказывается признать вину по новым обвинениям - в самоуправстве. А без признаний ему не могут изменить меру пресечения. Несмотря на то, что формально деньги передавал Шейхаметов, Богородецкий говорит Максименко о том, что главное, чтобы не узнали о роли в этой истории Скоча и Усманова.



МИ – Он позвонил, начал: «Что беспредельничаете?» ... Мы ... уведомляем о том, что ... Поэтому нужно сделать. Надо, чтобы он подписал. Крамер написал. Ну..с ним. Что?

БД – Да нет.

МИ – Может, вот опять же, понимаешь, вот я Диме говорю ... Скоч сказал ... Дима стал с ним разговаривать. Он говорит: «Ну, я в этой теме, у меня есть специальные люди ... наши»

БД – (говорит шёпотом) А у вас есть кофе?

МИ – Ну вон есть.

БД – Достану себе чашку? А то мне, мне Ламонов звонит: «Ты где?». Я с Рублёвки лечу. Москва вся стоит, Иванович, просто стоит.

МИ – Я не знаю, чего делать-то. Да поставь ты чашку, возьми, вон, чистую.

БД – Вы- выкрутимся.

МИ – М?

БД – Выкрутимся сейчас, скажем. Просто ...

МИ – Потому что его ...

БД – (говорит шёпотом) Да. Была создана ... и специально поставили цепляться. ... Чтобы, в общем, ни к Скочу, ни к Усману ни в коем случае не ... Вот в чём вопрос.

МИ – Ну вот он и говорит, что мне…, что будет. Мне, по большому счёту, тоже. Надо это Диме-то ... бояться. А по-другому так и будет(?) ... ничего не выйдет.

БД – А если он откажется?

МИ – От чего?

БД – От этой сознанки.

МИ – То ему..…. Нет, так будет сидеть точно.

БД – Да?

МИ – У него четвёртая ...

БД – Это я знаю ... Как надо сделать лучше и надо сказать ему ...

(слышны звуки работы кофе машины)



Следующим rucriminal.info публикует фрагмент беседы Максименко (МИ) и Дмитрия Смычковского (С.Д.) Последний представлял целую группу «инвесторов», которые выделили на выкуп Кочуйкова 1 млн долларов. Потом, Смычковский узнал, что параллельно Скоч заплатил 500 тыс. Одновременно и Скоч получил информацию, что другие люди платят 1 млн. Скочу крайне не понравилась такая ситуация, он начал высказывать претензии. В результате Смычковский решил встретиться с депутатом и обсудить сложившуюся проблему. Однако, тот напрямую с ним общаться отказался. Тогда был использован переговорщик, хорошо знакомый и со Скочем, и со Смычковским. Это бывший помощник председателя Верховного суда Игорь Борисенко. Об этом человеке и его роли в решение проблем Скоча и Усманова, rucriminal.info расскажет как-нибудь отдельно. Пока же мы приводим расшифровку беседы Максименко и Смычковского, состоявшуюся после встречи Борисенко со Скочем.



МИ – А ты со Скочем не встречался, ничего?

СД – Нет, он же не захотел встречаться.

МИ – ... почему? А ...

СД – Да вообще это первый раз такое. Ну, он не захотел даже с Борисенко встречаться. Борисенко к нему поехал, а он начал на/ орать на Борисенко: «Какого там вообще моя фамилия, выплыла?» Борисенко говорит: «Ты чего? Ты ж мне сказал – поехать к Диме. Я поехал и ему сказал, что ты меня попросил. А я ему что скажу? Я откуда вашего Андрея там знаю?» – «….вообще апеллировать моим именем, там отдельный человек этим занимается у нас. Не надо ничего влазить. Всё. Мы вот отдельно, а вот Захар – это отдельно». Борисенко говорит: «Подожди, ты ж сначала/ Мы с тобой встретились, определились, что я поехал к человеку, поговорил, что им он будет заниматься, а теперь вы начинаете, как бы, это/» – «Ну мы, типа, в два конца не хотим платить, а то сейчас получится – мы сюда заплатим, и ещё Шакро нам потом скажет, счёт выставит». Я говорю: «Да он свои деньги заплатил». Борисенко говорит: «Ну, он с вас-то получать не хочет». Тогда он говорит: «Всё, я сейчас улетаю, пусть тогда, кто там, говорит, главный, пусть встретится с этим, с Львом, с моим. И объяснят, чего там как, как вот там дальше, там, это». Я Борисенко говорю: «А предмет для разговора, как? О чём нам разговаривать, чего нам объяснять? Мы всё объяснили, вы прислали/ это мы сказали: «Дайте адвокатов». Ваши адвокаты пришли. Мы с вами договорились, как что, кто пишет». Потом, когда приехал конвой, уже за ним приехал, он отказался ехать».



Как видно из этой беседы, Скочу крайне не нравится, что фамилии его и Усманова «всплыли» в связи с темой взятки и он прямо говорит, что отрядил для этих целей специального человека - Шейхаметова. Сам он на время своего отсутствия просит вести переговоры со своим младшим партнером Львом Кветным.



По данным rucriminal.info, в связи со всеми этими фактами у ФСБ РФ набралось немало вопросов к Скочу и Усманову. И со временем они будут им непременно заданы.




Продолжение следует
Максим Воеводин