пятница, 2 ноября 2012 г.

ПРАВО СИЛЬНОГО СИЛЬНЕЕ ПРАВА

Судебные тяжбы, которые тяжелым шлейфом тянутся, пожалуй, за каждым застройщиком Петербурга, отражают нелегкие отношения между строительными компаниями и их клиентами. Взаимных претензий, как правило, накапливается много. Приобретатели недвижимости спорят по качеству работы, в частности, по поводу подведения к дому коммуникаций. Девелоперы предпринимают попытки вмешательства в работу ТСЖ и прочих организационных структур, сопровождающих жизнь отдельно взятого жилого комплекса. В перетягивании каната стороны, как правило, не гнушаются и чернухи. Но нас будет интересовать лишь одна конкретная сторона дела, а именно судебная.


По умолчанию в судебном противостоянии крупного и небедного юридического лица и граждан, перевес на стороне компании. Ресурс здесь используется самый разнообразный – от прямого подкупа до внедрения в судебную систему «своих» юристов. Противопоставить этому жильцы могут лишь собственный энтузиазм, коллективные, но те не менее частные и не самые большие финансы, и наконец, знание закона.


Наиболее классическим случаем войны жильцов и застройщика стала долгоиграющая история с ЗАО «Строительный трест». В открытых источниках эта компания упоминается неизменно с приставкой лидера кирпичного домостроения Санкт-Петербурга. Лидер этот под управлением Евгения Резвова и Беслана Берсирова за 20 лет своего существования ввел в эксплуатацию 68 объектов с общей площадью 1,7 млн квадратных метров. Нетрудно убедиться, что в среднем на один объект приходится 25 тыс квадратных метров используемой площади. Это площадь приличного жилого комплекса, стало быть, «Строительный трест» специализируется именно на крупных объектах и сам представляет из себя немаленькую контору. В этом легко убедиться, попав на официальный сайт Стройтреста. Однако за глянцевым лоском и репутацией «всегда сдающего объекты в срок» строительного колосса скрываются все те же хищные повадки.


Неуютный «Уютный дом».


Наиболее одиозной и нашумевшей за последнее десятилетие стала ситуация вокруг огромного жилого комплекса  по адресу Коломяжский пр., д.15, к.2. Упирающаяся в небо высотка, возведенная в 2003 году, стала по сути ловушкой для владельцев квартир по прихоти директоров «Стройтреста». Неоднократно в СМИ всплывала информация о все новых и новых напастях, обрушивавшихся на головы жильцов этого комплекса. Начиная со строительства прямо в центре двора двухэтажного паркинга с несусветно дорогими парковочными местами (и вопреки первоначальному плану застройки). И заканчивая односторонним нарушением права жильцов на совместное владение примыкающей территорией с размещением во дворе ларьков.


Но помимо проблем общего свойства, «Строительный трест» озадачивал собственников и в адресном порядке. С одной из таких судебных атак и начался раскручиваться запутанный клубок взаимных претензий, приведший, по меткому выражению журналистов, к «революции собственников жилья». Так, 25 декабря 2009 года  созданное Резвовым и Берсировым ООО «УК «Уютный дом» Коломяжский», подало в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области исковое заявление о взыскании с нескольких собственников нежилых помещений в доме, платежей за содержание и использование общего имущества.


Здесь требуется короткое пояснение об «Уютном доме». В одном из множества документов, сопровождающих судебные войны со «Стройтрестом» один из собственников помещений на Коломяжском, 15, Евгений Таранов охарактеризовал взаимоотношения девелоперов с собственниками недвижимости следующим образом.


«Данную компанию жильцы дома не выбирали, как и не выбирали способ управления домом – управляющей компанией. Данная компания была навязана жильцам дома застройщиком под угрозой наступления неблагоприятных для них последствий: не выдавались ключи, не заключался основной договор купли-продажи (на основании предварительного), не отдавались на регистрацию документы и т.д.


Полагаю, что созданная застройщиком управляющая компания использовала судебный механизм для достижения своих незаконных целей, и в настоящее время пытается судебным актом  признать, что она законно единолично распоряжается общим имуществом собственников помещений в многоквартирном доме, на законном основании бесконтрольно использует полученные от такого распоряжения общим имуществом и собранные с жильцов дома денежные средства, законно отстраняет собственников помещений в доме от управления многоквартирном домом».


То есть изначально управляющая компания возникла при весьма сомнительных обстоятельствах. Однако внимания правоохранителей это обстоятельство почему-то до поры не привлекало. «Уютный дом» со своей шаткой легитимностью, тем не менее, не показался убедительным в доводах судье Я. В. Золотаревой, которая оставила заявление «Уютного дома» без движения.


Дальше случилось любопытное. 12.02.2010г.  ООО «УК «Уютный дом» Коломяжский» подало в арбитражный суд ходатайство о возвращении заявления, которое было удовлетворено арбитражным судом 15.02.2010г. Такое ходатайство о возврате искового заявления означает желание истца отказаться от возбуждения дела. Установив это обстоятельство, судья Золотарева вынесла определение о возвращении искового заявления.


Однако через две недели, 27.02.2010г. «Уютный дом» подал в арбитражный суд то же самое заявление, которое на этот раз попало к молодому, недавно назначенному судье Михаилу Суворову, который оснований для оставления заявления без движения уже не усмотрел и сразу принял его к производству.


Тут есть одна юридическая тонкость. «Уютный дом» не устранил недостатки иска в рамках первоначального дела, а отозвал его и подал заново. В том, чтобы не дожидаться возврата искового заявления, а именно отозвать свой собственный иск в тот день, когда судья и так вынесла бы определение о возврате заявления, был тонкий расчет. Такими, на первый взгляд бессмысленными, телодвижениями успешно скрывались основания оставления судьёй Золотаревой искового заявления без движения.


На этом и строился расчет директора «Уютного дома» Ольги Мартыновской, в свое время с красным дипломом закончившей юрфак СПбГУ. В самом деле,  если при принятии искового заявления от компании, называющей себя «управляющей» выяснится, что не существует в природе протокола собрания собственников помещений многоквартирного дома о выборе способа управления домом и выборе истца управляющей компанией , суд возвратит иск в связи с отсутствием доказательств, подтверждающих право на подачу иска. Это будет внесено в соответствующие протоколы и, являясь установленным фактом, может сильно помешать дальнейшим планам господ застройщиков, которые провозгласили себя также и управляющими.


Ольга Мартыновская не ошиблась в своих расчетах. Судья Суворов при приеме искового заявления к производству уже «не заметил» того, что ранее сразу бросилось в глаза более опытной Золотаревой. Для одного из ответчиков по иску Мартыновской, уже упомянутого Евгения Таранова, мотивы странных решений судьи Суворова представлялись связанными не столько с неопытностью, сколько с преступной халатностью, замешанной на предвзятости. В связи с чем Таранов оформил заявление в Следственный Комитет России на имя Александра Бастрыкина.


В самом деле, озвученные Тарановым несуразицы в процедуре судебной тяжбы, выглядели бы весьма забавными, если бы не наводили на печальные размышления. Прежде всего, на назначенном на 16.04.2010г. предварительном судебном заседании ответчик в лице ТСЖ «Коломяжский 15» истребовал у «Уютного дома» подтверждений правомочности «управлять» хоть чем-то в пределах жилого комплекса. Судья Суворов согласился с этим требованием… и благополучно «забыл» внести его в определение о переносе слушаний по делу на 14.05.2010г. В перерыве между слушаниями, таким образом, вполне законное требование попросту испарилось. Тогда же Суворов отклонил не менее резонный запрос о сумме претензий со стороны истца.


Но то были цветочки по сравнению с абсурдным появлением 14 мая в суде представителей сразу двух председателей ТСЖ «Коломяжский 15». Один – от избранной собранием собственников Светланы Скляр, другой, что показательно,  от Беслана Берсирова. Что мог забыть заместитель генерального директора «Стройтреста» в составе управления ТСЖ, в общем, не является загадкой. Слишком много материальных вопросов зависело именно от решения ТСЖ. Например, предоставление территорий под ту же парковку. Вопрос в другом: кто является истинным председателем?


Товарищи председатели


Заявление на имя прокурора Петербурга, Сергея Петровича Зайцева от 03.10.2010г., отправленное Светланой Скляр, позволяет проникнуть в предысторию коллизии с двумя председателями. Оно достойно буквального, хотя бы и частичного, цитирования.


«30 января 2006г. генеральный директор ЗАО «Строительный трест» Резвов Е.Г., его заместитель Берсиров Б.Р. и некая гражданка Лютинская Т.Н. приняли решение учредить в строящемся многоквартирном доме Товарищество собственников жилья «Коломяжский 15». На этом же собрании Резвов Е.Г., Берсиров Б.Р. и Лютинская Т.Н. сами себя выбрали в правление ТСЖ. Первоначально председателем правления ТСЖ была избрана Лютинская Т.Н., затем 23 мая 2006г. председателем избран Берсиров Б.Р.»


«За все время существования ТСЖ вышеуказанные лица под различными предлогами уклонялись от приема в члены товарищества реальных собственников помещений в многоквартирном (около 1300 квартир) доме, отказываясь получать корреспонденцию, пресекали любые попытки получить информацию о распоряжении общим имуществом дома, получить отчет о расходовании собранных с жильцов денежных средств и т.д.


Возможно, для того чтобы окончательно отстранить собственников от управления домом, 05 февраля 2008г.  Берсиров, Резвов и Лютинская приняли решение о ликвидации ТСЖ, и с тех пор отказывали жильцам во вступлении в ТСЖ под предлогом ликвидации последнего. Ликвидатором была назначена Мартыновская О.А., которая одновременно является  генеральным директором созданной Резвовым Е.Г. и Берсировым Б.Р. управляющей компанией ООО «УК «Уютный дом» Коломяжский».


Здесь важно то обстоятельство, что ни одно из указанных лиц собственниками жилья на Коломяжском, 15 не являлось. И это Скляр выделяет особенно, подчеркивая, что таким образом все решения, принятые самозванным ТСЖ, юридически ничтожны. Однако как в этой схеме появилась некая управляющая компания «Уютный дом Коломяжский»?


«В тот же день было принято решение о заключении ТСЖ «Коломяжский 15» с ООО «УК «Уютный дом» договора на управление многоквартирным домом и передаче компании всех полномочий ТСЖ по управлению домом, в том числе полномочий по управлению счетом», - пишет в заявлении Светлана Скляр. В самом деле, такая трансформация была бы возможна, если бы ТСЖ было легитимным органом управления. На нет же и суда нет.


Однако нарушение состояло не только в самом факте нелегитимности ТСЖ «имени Стройтреста» и его решений. Сама передача полномочий произошла с грубейшим нарушением закона.


«Согласно п.3. ст.161 ЖК РФ выбор способа управления многоквартирным домом относится к исключительной компетенции общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме. Пункт 1 ст. 137 ЖК РФ предоставляет право ТСЖ заключать договор управления многоквартирным домом, но в соответствии с действующим законодательством. Согласно действующего законодательства, п.3.ст.137 ЖК РФ, такое заключение договора возможно при условии выбора способа управления и управляющей компании общим собранием собственников помещений. Однако, общее собрание собственников помещений в доме не принимало решения о выборе способа управления домом управляющей компанией.»


То есть, сообразив на троих наскоро собранное ТСЖ, директорат «Стройтреста» точно таким же образом, кулуарно передал власть в руки управляющей компании. Созданной, как мы уже знаем, опять-таки представителями застройщика. «Лишние» возможные участники, способные принимать решения не в угоду девелоперам, оказались надежно отсечены от управления жилищными вопросами. А «Уютный дом» (читай: Резвов и Берсиров) получил ключ от квартиры, где деньги лежат в виде «права распоряжения общим имуществом многоквартирного дома и бесконтрольного распоряжения денежными средствами, полученными от сдачи в пользование третьим лицам общего имущества дома». Разумеется, состояние ликвидации «несколько» подзатянулось. Такое положение дел устраивало всех участников махинации. Ведь за это время они успели раздробить земельный участок, на котором стоял жилой комплекс и начали бойкую коммерцию. Например, оказались проданы в третьи руки парковочные места. Созданные, между прочим, на средства дольщиков, и относящиеся к неотчуждаемому земельному фонду общего распоряжения всеми жильцами.


По мнению Скляр, действия застройщиков образуют «состав преступления, предусмотренный частью 2 ст.159 УК РФ «мошенничество, совершенное группой лиц», т.е. приобретение права на чужое имущество, путем обмана или злоупотребление доверием граждан – собственников помещений в многоквартирном доме».


Подвешенное состояние ликвидации ТСЖ продолжалось до 30 января 2010 года. В тот день инициативная группа жильцов, которую откровенно достал царящий во дворе и на прилегающих к дому территориях бардак, а пуще всего – прямая атака на права собственников со стороны «Уютного дома», собрала общее собрание собственников помещений. Жильцами были поданы заявления о вступлении в ТСЖ. Сразу же приняли решения о переизбрании ликвидатора, которым стала Светлана Скляр, о выходе из состояния ликвидации, и наконец, о переизбрании правления и выборе нового председателя Правления ТСЖ. На одном из следующих собраний, 10 февраля, таким председателем также была избрана Скляр.


Она особо указывает то обстоятельство, что на январском собрании присутствовало «более 60 собственников помещений в данном доме». Достаточное ли это количество для необходимого кворума? Ведь в жилом комплексе на Коломягах нумерация квартир доходит до четырехзначных чисел. Ответ представляется простым, и именно на это мнимое нарушение положений Жилищного кодекса позже ссылался в суде Берсиров, пытаясь доказать правовую ничтожность решений воссозданного ТСЖ. Тонкость, однако, состоит в том, что никакого права оспаривать решения общего собрания у застройщика не было. А следовательно, предметом разбирательства с его стороны это быть просто не могло. Как говорится, не ваша это война, сударь.


Конечно, сам Берсиров отлично понимал это, хотя и совершил в итоге «бунта на корабле» несколько не очень уместных шагов. Тем не менее, в суде в должности председателя ТСЖ оказался именно он. К маю 2010 года он так и не озадачился приобретением жилья в построенном его же компанией доме. Потому изначально не мог являться членом правления ТСЖ. И вообще входить в это товарищество. Тем не менее, Светлана Скляр обнаружила, что 24 марта 2010 года Берсиров подал в МИФНС по Санкт-Петербургу № 15 заявление о внесении новых сведений в ЕГРЮЛ. В соответствии с ним застройщик объявлял себя председателем ТСЖ.


Никаких собраний по этому поводу товарищество не проводило. Оно вообще взяло тайм-аут на период с 10 февраля. Никто ни о чем не уведомлялся, никуда не приглашался. И это дало повод Таранову усомниться в правомочности всех возможных фальшивых собраний ТСЖ, созываемых в период с 9 февраля по 24 марта 2010 года. С соответствующим иском он обратился в Петроградский районный суд с тем, чтобы прихлопнуть возможно сгенерированные предполагаемыми мошенниками решения виртуального ТСЖ. Правда, 15 сентября того же года представители Берсирова в суде заявили, что никаких собраний ТСЖ в означенный период не проводилось, что еще больше позволяло усомниться в легитимности «самокоронации».


Но больше всего возмутило Светлану Скляр то простое обстоятельство, что заявление в МИФНС от Берсирова оказалось скреплено печатью «её» ТСЖ. Печать эта существовала в количестве 1 (одной) штуки, была заказана специально для реанимированного ТСЖ, существенно отличалась от прежней, которой орудовал Берсиров до «ликвидационного процесса» и хранилась в сейфе, к которому имела доступ лишь сама Скляр. Это дало основание новому председателю обвинить Берсирова в подделке печати.


И тут возникает вопрос: каким именно ТСЖ управляет Берсиров, если документы, подписанные им, скрепляет печать старого товарищества с тремя членами правления, а избрание председателем он предпочел отметить новым штампом? К тому же, неразбериху создает и неопределенность ситуации с легитимностью. В самом деле, если общее собрание собственников жилья не имело кворума, то тогда и вовсе не имело смысла стремиться возглавить его. Достаточно было просто упрямо стоять на своем в суде, отвергая всякую возможность правомочности существования «нового» ТСЖ. Но этого мало, если Берсиров прав, и собрание 30 января было фейком, то тогда единственным органом, управляющим жилым комплексом, по-прежнему остается «Уютный дом», значит, председательствовать ему просто не над чем.


Однако этим несуразность ситуации не ограничилась. Евгений Резвов, генеральный директор «Строительного треста» внезапно оказался собственником жилья в комплексе. В соответствии с этим 15.04.2010г. он обратился все в тот же Петроградский районный суд с иском к ТСЖ, в котором указывал помимо неправомочности решения от 30 января, также и на ущемление своих прав как собственника и в этом качестве – члена «истинного» ТСЖ.


Однако Скляр парировала этот иск тем простым обстоятельством, что Резвов оказался долевым участником строительства с правом на квартиру. Которая по всем выпискам из всех реестров на самом деле принадлежит совершенно другому человеку (Михаилу Рисину). Еще одна квартира, на право обладания которой ссылаются господа из «Стройтреста», на самом деле принадлежит не лично им, а находится на балансе возглавляемой ими фирмы. Таким образом, если бы кто-то мог оспорить решения, принятые 30.01.2010г., то точно не Берсиров с Резвовым.


Вторично ослепшая Фемида


Как мы уже знаем, в ходе предварительного судебного заседании 16.04.2010г по делу А56-9917/2010, судья Суворов благосклонно отнесся к ходатайствам ответчиков и истребовал у истца, то есть Ольги Мартыновской, протокол общего собрания собственников помещений о выборе способа управления жилым комплексом. В поле его зрения попал также и (несуществующий) протокол о выборе ООО «УК «Уютный дом» Коломяжский» в качестве управляющей компании-ликвидатора. По этому поводу к делу оказалось привлечено ТСЖ «Коломяжский 15».


Штатный юрист компании «Уютный дом» Коломяжский» Юлия Яковлева, честно заявила, что подобных протоколов не существует в природе. «Уютный дом» управляет комплексом лишь на основании протокола акционеров «Стройтреста» Резвова и Берсирова.


В видоизмененном требовании (Определение от 14.05.2010г.) суд обязал истца представить протокол собрания акционеров ЗАО «Строительный трест» и изложить правовую позицию по выбору способа управления многоквартирным домом с учетом наличия в доме товарищества собственников жилья. Совершенно очевидно, что два управляющих органа под одной крышей юридически ужиться не могли.


Судья при этом явно дал понять, что в отсутствие протокола собрания собственников жилья по выбору способа управления и выбора «Уютного дома» в качестве управляющей компании,  он не видит оснований для удовлетворения иска, поданного ненадлежащим истцом.


Присутствие в зале суда двух представителей одного ТСЖ по доверенностям, выданным разными председателями, вынудило судью Суворова ходатайствовать об истребовании доказательств полномочий лиц, выдавших доверенности от имени ТСЖ. Это ходатайство было тем более критичным для стороны «Стройтреста», что еще ранее (дело А56-15175/2010) Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области уже высказал критическое отношение к позиции представителя Берсирова, Тереховой, являющейся одновременно сотрудником ЗАО «Строительный трест».


На заседание 18.06.2010г. штатный юрист «Стройтреста» Яковлева уже не явилась. И вот тут начинается самое интересное, поскольку ее заменяла некто Наталья Вересова. Удивительным образом являющаяся полной тезкой заместителя  председателя Колпинского районного суда Санкт-Петербурга.


И с этого самого момента поведение судьи Суворова кардинально изменилось. Его перестали интересовать материалы дела и полномочия представителей сторон, хотя представитель ТСЖ от Скляр вновь подал ходатайство о представлении полномочий Берсирова на право выдачи доверенности от  имени ТСЖ. На это Наталья Вересова открыто заявила, что не считает необходимым предоставлять какие либо доказательства, кроме приложенных к исковому заявлению.


Дальнейшие определения  судьи об истребовании доказательств Вересова демонстративно игнорировала. В итоге неопытный судья Суворов договорился до того, что для рассмотрения дела, оказывается, истребованные ранее судом доказательства, вовсе не требуются. По сути, правомочие Берсирова назначать представителей, а значит неявно и легитимность «его» ТСЖ была принята на веру. Прежние критические замечания Арбитражного суда по поводу возможности Тереховой представлять интересы своего работодателя в суде, Суворов также пропустил мимо глаз.


С момента появления Вересовой недавно назначенный судья стал подчиняться каким-то ему одному ведомым процессуальным правилам. Ни одно из представленных ответчиками доказательств он не рассматривал, ходатайства не рассматривались или отклонялись безо всяких оснований. Заявленное ходатайство об участии в деле одного из жильцов дома, Константина Чернакова, было рассмотрено судьей только спустя два месяца, и то лишь после подачи жалобы на имя председателя арбитражного суда. За это время «управляющая» компания «Уютный дом» сделала жизнь незадачливого жильца весьма неуютной, в острастку отрубив ему электричество.


Похвальное рвение судьи Суворова, старавшегося не допустить отложения рассмотрения дела и как можно быстрее вынести решение, привело к многократным перерывам, срок которых превысил все допустимые пределы, установленные АПК РФ. В административно-процессуальном законодательстве скромно установлены пределы длительности одного перерыва в рамках одного же заседания – не более пяти дней. Но заседание на этот раз затянулось до 2 июля.


В данном случае, возможно, АПК был неправ, и его составители не учли, что в судейском корпусе присутствуют истинные труженики, готовые вкалывать как рабы на галерах. Похвальное качество, как и стремление сократить рассмотрение сути дела за счет несущественных мелочей. Так, ходатайства ответчиков об истребовании доказательств размера заявленных требований, судьёй даже не были рассмотрены.


Каждый раз, когда ответчики, в их числе и Таранов, выдвигали очередное ходатайство с целью подло развалить процесс, невозмутимая Наталья Вересова заявляла, что ей нечего добавить к исковому заявлению. Судья тут же бросался штамповать решения, даже не выслушивая представителей ответчиков.


Столь же надменно вел себя представитель «виртуального» ТСЖ (Терехова), целиком принявший сторону истца и игнорирующий определения суда об истребовании доказательств, подтверждающих полномочия лица, выдавшего ему доверенность.


Итак, с момента подачи иска истец не предоставил ни одного документа, в том числе из числа истребованных судом. Тем не менее, изначальное мнение судьи об отсутствии надлежащего истца чудесным образом сменилось на прямо противоположное. Вера в чудеса позволила бы нам заявлять о божественном вмешательстве, однако в чудеса мы не верим. И скорее всего, объяснение такой метаморфозе лежит в области куда более прагматичной, никак не связано с доказательствами и материалами дела и  вызвано иными причинами, «находящимися вне процессуальной плоскости», выражаясь обтекаемым языком юристов.


В конце концов, в мотивировочной части решения, представленного судьей, отсутствовала даже оценка представленных доказательств. Ни слова в ней и о мотивах, по которым суд проигнорировал доводы ответчиков. Нет также указания на нормы закона, дающие истцу право на предъявление иска. Непонятным осталось, на каком основании «Уютный дом» может взыскивать с кого-либо плату за пользование общим имуществом в рамках, оговоренных законом. Опешивший от неожиданного поворота Суворов даже забыл впопыхах хоть как-то разделить судебный процесс на подготовительный этап и собственно рассмотрение. Получилось комично: суд принимал решение в рамках подготовки к рассмотрению дела.


Получившаяся в итоге игра в одни ворота красноречиво описана в жалобе от 20.07.2010г. в петербургскую квалификационную комиссию судей от лица одной из собственниц, предпринимателя Светланы Мехонцевой. В этом же документе мы находим финальный аккорд самодеятельности Суворова. На очередном «предварительном» судебном заседании 07.07.2010г. судья безо всяких обоснований отклонил запрос ответчиков на коллегиальное рассмотрение дела. Между тем, как отметила Мехонцева, «ответчики имеют право на  коллегиальное рассмотрение дела в соответствии с действующим законодательством, ввиду   сложности   разбирательства и высокой значимости  результата рассмотрения настоящего спора как для ответчиков, использующих помещения для осуществления коммерческой деятельности, как  для сотен арендаторов торговых мест в торговом комплексе,   так и  для собственников жилых помещений многоквартирного дома, которые не избирали истца в качестве управляющей компании многоквартирным домом».


Как и следовало ожидать, итоговое заседание 14 июля 2010г. завершилось удовлетворением всех требований истца. «Уютный дом» мог праздновать до поры свою победу. Тогда же наконец были детализированы и конкретные требования к предпринимателям, владеющим нежилыми помещениями в Коломяжском, 15. Разумеется, максимальной силы удар пришелся по Евгению Таранову. За «задолженность по Договору на управление, содержание и ремонт многоквартирного дома» от 01.03.2008г. с него взыскали 5 489 238 руб. 32 коп. С остальных «бунтарей» (в том числе и с Мехонцевой) - кратно меньшие суммы, итого с пяти предпринимателей 8,4 млн рублей.


В решении суда, которое Суворов готовил несколько дней, обязанность собственников оплачивать услуги «Уютного дома» вообще не ставится под сомнение. Простая констатация с указанием соответствующих статей договора. И ни слова о правомочности управляющей компании управлять.


Стоит ли еще раз напоминать о принципе Qui prodest? («Кому выгодно»)? Кажется, здесь все ясно.


Партия, разыгранная до конца


Однако в деле А56-9917/2010 имелась еще одна деталь, «мелочь», упущенная судьей Суворовым из виду – встречный иск предпринимателей, оплативших в свое время услуги по ремонту кровли на крыше и понятным образом требующих возместить им потраченную сумму. По сравнению с претензиями «Уютного дома», конечно, здесь все выглядело куда скромнее. Каких-то 90 тысяч, ей-богу несерьезно. Однако, как вскоре выяснилось, размер и впрямь не имеет значения.


Никто не предполагал, что формальная фраза, завершавшая решение арбитражного суда от 14 июля («На решение может быть подана апелляционная жалоба в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд  в течение месяца со дня принятия решения») станет решающим аккордом всех последующих событий. Предприниматели поступили в точности так, как рекомендовал судья Суворов. И уже к концу года тот самый 13-й готов был к вынесению своего решения. Стоит заметить, что к тому времени судейская коллегия признала обоснованной жалобу на действия Суворова.


Неожиданностью для застройщиков и их манипулятора Мартыновской была не сама апелляция: отклонить ее была весьма оправданная надежда. Но вновь возникла угроза узреть в решении суда страшные для «Стройтреста» слова – ничтожная сделка. Именно от нее спасалась директор «Уютного дома», отзывая в феврале того же года свое исковое заявление против тех же ответчиков. Все что угодно, хоть на уши встать, лишь бы не всплыли обстоятельства появления в схеме «управляющей» компании. Однако Тринадцатый стал для «Стройтреста» воистину несчастливым. При рассмотрении обстоятельств дела, едва возникли сомнения в правомочности «Уютного дома «Коломяжский», представители компании снова успели отозвать иск. Но тут выстрелил второй – встречный.


К моменту вынесения решения 13-го Арбитражного суда на руках у тяжущихся сторон было прецедентное решение все того же Арбитражного суда Петербурга и Ленобласти, но уже по делу А56-23426/2011. Сумма встречных претензий составляла 1 555 242 рублей и включала в себя необоснованное обогащение управляющей компании, которая управлять, в общем-то, не имела права. Назревала катастрофа, и господа из «Стройтреста» поспешили не доводить до финала.


17.12.2010г. ответчикам во главе с Тарановым было отказано в удовлетворении требований к «Уютному дому» на том основании, что стороны ничего друг другу не должны. Буквально: «у Компании и Собственников отсутствуют какие-либо обязательства друг перед другом, вытекающие из договора №08/08 от 01.03.2008г., так как данный договор ничтожен». Последняя фраза перечеркнула результаты всех прежних побед, создавался очень опасный прецедент. Можно не сомневаться, застройщики в своем рвении теперь уже не ограничились бы простым обесточиванием помещений, принадлежащих Таранову, однако же – «сделка ничтожна». Теперь у них не было права даже повернуть рубильник, не говоря о большем.


Оставалось одно – любой ценой вернуть иск в производство. Покарать, разорить, добить. Поскольку «Уютный дом» свою партию отыграл, тут же всплыла еще одна «управляющая компания» - «Доходъ», в пользу которой необходимо было сравнительно честным способом изъять наличность предпринимателей. Заодно оспаривалось решение о взимании в пользу предполагаемых жертв суммы неправомерного дохода за период «безвластия».


Однако выдавленную пасту в тюбик не вернешь. Все требования «Уютного дома» о новом рассмотрении претензий остались неудовлетворенными. Поданную в Федеральный апелляционный суд по Северо-Западному округу кассационную жалобу завернули 22 марта. Можно думать, судья Татьяна Шпачева сделала это с легкой усмешкой.


Относительно злосчастного договора 2008 года, признанного ничтожным, заметим, что он находится в ряду обычных для подобных дел подзаконных актов. Заключение таких ничтожных договоров с управляющей компанией не является чем-то из ряда вон выходящим. Застройщик по факту просто не выдает смотровой лист и ключи от квартир дольщикам, пока те не подпишут договор с Управляющей компанией. На этот раз застройщики поскользнулись на собственной апельсиновой корке, которую подкладывали другому.


Двойной удар


Относительно безмятежное паразитирование застройщиков на внутренних делах жилого комплекса окончилось 30 января 2010 года. Однако, помимо так всех раздражавшего иска Мартыновской, до поры у представителей «Стройтреста» не было иного способа в судебных прениях отстоять свое право на дальнейший беспредел. В самом деле, Берсиров не мог легально представлять формально распущенное ТСЖ. Резвов не являлся задетой стороной, поскольку не имел никакой доли в строительстве, а значит, не владел и квартирой  в жилом комплексе. Все «подтверждающие» документы появились позже. Начать же ответную атаку на зарвавшихся жильцов, исходя из организационной логики, поручили на первых порах «Уютному дому».


Ольга Мартыновская инициировала судебное разбирательство дела А56-15175/2010, направленного непосредственно против ТСЖ во главе со Скляр. Правда, судья арбитражного суда Анна Боровая при подготовке к судебному разбирательству по иску Мартыновской, обжаловавшей решения общего собрания ТСЖ «Коломяжский 15», как и все остальные судьи, выразила сомнение относительно обоснованности права Мартыновской на обращение в арбитражный суд с данным иском. И снова из содержания искового заявления такое право автоматически не вытекало.


Тем не менее, странности в поведении водились и за этим судьей. Уже в предварительном заседании по делу, несмотря на отсутствие обоснований права Мартыновской на подачу иска, судья Боровая не удовлетворила ходатайство о вступлении в дело третьим лицом (Скляр), желавшей представлять интересы ТСЖ.


На этом судебном заседании судья попыталась вынести решение, которое бы в равной степени затронуло права обоих ликвидаторов  ТСЖ, как Мартыновской, которая даже не является собственником помещений в доме, так и Скляр.


Лишь своевременное заявление жильцов дома к Председателю Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области, обративших внимание на рассмотрение арбитражным судом дела, которое ему не подведомственно, обеспечило вынесение обоснованного справедливого судебного акта о прекращении производства по делу.


Следующим в игру включился Евгений Резвов. 15 апреля, ровно месяц спустя после «не имевшего места быть» (если верить справке, выданной 20.01.2011г. Берсировым судье Петроградского райсуда Елене Медведевой) собрания правления «виртуального» ТСЖ (опять же, находящегося в состоянии ликвидации, если верить подписанным застройщиками актам), на котором единогласно председателем был избран Беслан Берсиров, Резвов через Петроградский районный суд вчиняет бунтовщикам иск. Настоящая картина маслом: в соответствующем заявлении Резвов именуется членом ТСЖ, а в качестве ответчика указаны Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы по Санкт-Петербургу № 15, посмевшая внести в реестр фамилию нового председателя ТСЖ Светланы Скляр и… все то же ТСЖ «Коломяжский 15». Некоторая сюрреалистичность ситуации генерального директора «Стройтреста» не смущала.


В этом иске Резвов, обнаруживший «отсутствие кворума» на общем собрании собственников 30 января, тем не менее, сам делает нелепое заявление. «Поскольку все члены ТСЖ «Коломяжский 15», а именно: Резвов Евгений Георгиевич, Берсиров Беслан Рамазанович, Лютинская Татьяна Николаевна, не принимали участия в общем собрании, кворум для его проведения, установленный пунктом 3 статьи 146 Жилищного кодекса РФ отсутствовал и обозначенный в Протоколе от 09.02,2010 года кворум 100% является подтасовкой фактов.»


Но опять же, каким может быть кворум при общем собрании собственников (а не ТСЖ, с которым так неряшливо перепутал его Резвов), понятно. Неясно только, какое отношение к нему имеют три человека, объявивших себя царями горы, но к тому времени давно передавших полномочия «Уютному дому». В этом иске Резвов еще не бьет пяткой в грудь, именуя себя собственником жилья. Но он проделал это очень скоро.


Иск подавался Резвовым трижды. И дважды его заворачивали в связи с тем, что собрание ТСЖ не затрагивает права Резвова, который на момент собрания не являлся собственником помещений. Но, как мы уже убедились, господа из «Строительного треста» не боятся парадоксов. На страже их интересов стоят определенные лица, имеющие отношение к судейской коллегии.


Как известно, Бог троицу любит. На третий раз иск Резвова нашел своего благодарного судью. Им стал Сергей Ковалев, который принял его к производству. Разумеется, интересы Резвова в процессе представляла та самая Наталья Вересова, а действия судьи Ковалева так же, как и в случае с арбитражными разбирательствами Суворова, подчинялись весьма загадочной логике.


Заместитель председателя Петроградского районного суда Ковалев не мог не знать, что правом на обжалование решения общего собрания ТСЖ обладает только собственник помещений в данном доме, являющийся членом ТСЖ. Эти требования должны выполняться одновременно. Само наличие права на подачу иск устанавливается судьёй на стадии приема искового заявления. Именно поэтому Резвов вынужден был дважды уходить из суда несолоно хлебавши.


Не то теперь. Даже при отсутствии доказательств права собственности Резвова на помещения в многоквартирном доме, судья 28.03.2011г. по делу № 2-35/2011 выносит определение о принятии обеспечительных мер по иску. Более того, когда по запросу ответчиков в судебном заседании Ковалев убеждается, что истец не обладает правом собственности на помещения в данном доме, он все равно отказывается отменить свое решение.


Дальше – больше. Вновь в качестве представителя ТСЖ «Колмяжский 15» выступает лицо по доверенности, выданной Берсировым, а представителя ТСЖ по доверенности, выданной Скляр судья к процессу не допускает. Такое решение мотивируется все той же сказкой о белом бычке – наличием «законных оснований» у господ из «Стройтреста». Хотя как раз в обратном Ковалев убедился.


Театр абсурда дополняет присутствие в материалах дела протоколов собрания ТСЖ о выборе Светланы Скляр председателем правления, тогда как протоколы о выборах Беслана Берсирова отсутствуют. Но судья не считает необходимым истребовать их.


В результате такого отсева в суде состоялся форменный шабаш. Три человека, кровно заинтересованные в ликвидации ТСЖ, Резвов, его заместитель Берсиров и Мартыновская, - ни один не владел жильем в комплексе Коломяжский, 15, - старались отменить решения собственников помещений и утопить всплывшее было ТСЖ.


Надо ли говорить, в чьих интересах действовал судья? Принятые им «обеспечительные меры» нарушали права всех собственников помещений. В выигрыше остались сторонние лица, никак не желавшие уходить.


Для удовлетворения иска Резвова, судьёй Ковалевым был заведомо неверно определен кворум при проведении оспариваемого собрания. Согласно ч. 3 ст.45 ЖК РФ кворум определяется по числу голосов лиц, обладающих правом собственности в отношении более чем 50% жилых и нежилых помещений дома. Судья Ковалев учитывал не площадь помещений, находящихся в собственности, а проектную площадь многоквартирного дома. Т.е. учитывались площади, которые никто не купил и не оформил в собственность.


Разумеется, закон также различает требования к кворуму собрания собственников и кворуму собрания членов ТСЖ. Кворум собрания членов ТСЖ определяется в процентном отношении от членов ТСЖ. Однако в целях удовлетворения иска Резвова, судья Ковалев указал, что для кворума членов ТСЖ необходимо присутствие 50% собственников, тем самым поставив знак равенства между собранием всех собственников и собранием членов ТСЖ. Тем самым он не глядя согласился с доводами Резвова в его забавной формулировке на страницах искового заявления.


Исход подобного судебного процесса  изначально не вызывал никаких сомнений. Особенно с учетом присутствия на заседании Натальи Вересовой. Скорее всего, и на этот раз на судью оказывалось давление. В противном случае оригинальные методы его работы останутся непонятыми.


Чудеса продолжались также при рассмотрении кассации в городском суде. Судьи вели себя настолько по-хамски вызывающе, затыкая рот представителям собственников, что за этим прослеживается все тот же сценарий, те же «технологии», что применялись «Стройтрестом» и в прочих тяжбах. Иным способом городской суд не мог оставить решение в силе законным образом. Оставался только такой, полузаконный.


Бесконечная война


Разумеется, на этом злоключения «бунтарей» не окончились. В 2011 году Таранов пытался добиться возбуждения уголовного дела по факту неправомерности действий служителей Городского суда, отфутболивших кассацию вновь избранного ТСЖ. Формально этот управляющий орган прекратил существование, тем не менее, фактически людей по-прежнему объединял общий враг.


Несмотря на все попытки, вдохнуть жизнь в судебную тяжбу не удавалось. Решение, принятое судьей Ковалевым, оказалось пролоббировано настолько основательно, что все кассации неизменно проваливались. И это несмотря на доказанность факта о реальной подложности договора о долевом участии Резвова в строительстве жилого комплекса! Если рассмотреть этот договор повнимательнее, поневоле задашься вопросом, для чего столь обеспеченному человеку, как Евгений Резвов понадобилась однокомнатная квартира под самой крышей стоимостью менее чем в 2 миллиона? Тем более, что принадлежала она уже совсем другому человеку, который и внес за нее свой пай.


Небольшим утешением служило решение Петроградского районного суда от 20.01.2011 о признании недействительными поправок, внесенных налоговиками в соответствующие реестры с указанием Берсирова как председателя ТСЖ. Решение это автоматически обесценилось после разыгранного Ковалевым фарса. Впрочем, сентябрьским решением апелляционного суда оно было оставлено в силе с формулировкой «отсутствие предмета спора». То есть, официальной версией по прежнему оставалось отсутствие каких бы то ни было собраний ТСЖ в период с 9 февраля по 24 марта 2010 года.


Однако же оставлять эту тему в покое Таранов не собирался. 15 марта 2011 г. торжествующий Берсиров попросил регистрирующие органы «вернуть все взад», поскольку он, дескать, был, наконец избран законным председателем ТСЖ. Но уже в ноябре того же года Светлана Скляр, знакомясь с материалами дела, связанного с иском «Уютного дома» к ней, обнаружила в них два протокола. Соответственно, протокол общего собрания членов ТСЖ «Коломяжский 15» от 15 марта 2010г. об избрании Правления товарищества в составе Резвова Е.Г. и Берсирова Б.Р. и Протокол заседания Правления ТСЖ от 15 марта 2010г. об избрании председателем товарищества Берсирова.  Прокуратура Приморского района в тот же день ответила на недоуменный запрос Скляр об этих обстоятельствах – со ссылкой все на те же протоколы.


Получается, что Берсиров просто игнорировал собственные изобретения годовалой давности. Такое может себе позволить только очень уверенный в себе человек. Степень этой уверенности такова, что застройщики, наконец добившиеся своего и ликвидировавшие в середине ноября ТСЖ по представлению вновь вступившей в права ликвидатора Ольги Мартыновской, даже не удосужились свести концы с концами в балансовой ликвидационной отчетности. «Ликвидаторы» подали в налоговые органы справку за 2009г., то есть двухлетней давности. В ней числится ровно 0 рублей. Следовательно, за все это время «ликвидация», как и следовало бы ожидать, пребывала в спячке.


Однако на балансе сохранились остатки на сумму более миллиона рублей, следовательно, определенные финансовые движения все же происходили. Однако кого это теперь волновало? Все указания на это обстоятельство, все попытки привлечь внимание соответствующих органов к нестыковкам в версиях и взаимным противоречиям в существующих документах приводили к вежливому отказу.


Более того, против Скляр и уже упоминавшегося члена «нового» ТСЖ Чернакова «Уютным домом» были выдвинуты обвинения в фактической неуплате по счетам за коммунальные услуги. Мелкая месть имела принципиальный характер: оба ответчика в свое время исправно перечисляли средства на счет ТСЖ, тем самым не признавая правомерность «управления» со стороны «Уютного дома». Обоим были предъявлены абсолютно идентичные претензии, а вот результаты судебных заседаний оказались разными.


Дело в том, что иск к Чернакову был рассмотрен в Петроградском суде, иск к Скляр - в Приморском суде. Чернаков оставался без присмотра со стороны влиятельных господ, которые были заняты разбирательствами со Скляр и Тарановым. Потому влияния на судью никто не оказывал. Как результат - в иске отказано.


Скляр же оказалась «под колпаком». Судья даже закрыл глаза на изменение задним числом позиции истца, утверждавшего в итоге, что договоров об оказании услуг жильцам было более одного. Таким образом, неявно предполагалось, что Скляр была связана определенными обязательствами по оплате услуг с «управляющей» компанией так же, как и с ТСЖ. Но за период 2008-10 годов Скляр имела только одно обязательство – перед ТСЖ «Коломяжский, 15».


В случае с Чернаковым решение суда имело следующий вид: «Истцом не представлено документов, подтверждающих наделение его собственниками жилья полномочиями по управлению многоквартирным домом на общем собрании.


За 2008-2010 годы счёта на оплату коммунальных услуг и содержания общего имущества в доме 15 корп.2 по Коломяжскому пр. в Санкт-Петербурге на кв.598 также выставлялись ТСЖ «Коломяжский, 15» и оплачены ответчиком 15 ноября 2010 года.


Суд приходит к выводу о том, что в материалах дела отсутствуют доказательства возникновения между сторонами отношений, дающих право истцу требовать от ответчика оплату коммунальных услуг и денежных средств за содержание общего имущества дома 15 корп.2 по Коломяжскому пр. в Санкт-Петербурге, в связи с чем нет оснований для удовлетворения заявленных истцом требований».


На руках у Скляр оказалось следующее решение: «Доводы представителя ответчика о том, что надлежащим истцом по заявленным требованиям могло являться только ТСЖ «Коломяжский 15», суд считает несостоятельными, поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства того, что в течение искового периода коммунальные услуги, а также услуги по управлению, содержанию и ремонту общего имущества многоквартирного дома оказывались ответчикам непосредственно ТСЖ «Коломяжский 15». Истец осуществлял фактическое оказание коммунальных услуг всем собственникам жилых и нежилых помещений».


Разгадка проста. Для удовлетворения иска созданной Резвовым и Берсировым компании «Уютный дом» о взыскании платежей со Скляр, опытная судья Приморского районного суда Кравцова была за 10 дней до вынесения решения заменена на судью Дмитрия Медведева (какова ирония судьбы!), за месяц до этого назначенного на свою должность. Именно его неопытность сделала его легким орудием в руках манипулятора.


Развязка неблизка


Не совсем обычным образом завершилась также эпопея с возбуждением уголовного дела по факту вероятной подделки Берсировым печати, которой оказался скреплен подложный протокол о его избрании председателем ТСЖ. За период проверки материала (КУСП №13520) оперуполномоченным УМВД по Петроградскому району Санкт-Петербурга Т. В. Шмелевым шесть раз выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которые Прокуратурой Петроградского района Санкт-Петербурга отменялись, как вынесенные незаконно и необоснованно.


При этом сложилась следующая ситуация. Прокуратура Петроградского района, каждый раз проверяя законность вынесенного Постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в порядке надзора, не находила оснований для его отмены. Как только заявитель обращался в Петроградский районный суд с жалобой на то же самое Постановление в порядке 125 статьи УПК, представители прокуратуры Петроградского района приносили в судебное заседание Постановление об отмене Постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и о направлении материала на дополнительную проверку. Это, в свою очередь, становилось основанием для прекращения производства по жалобе в суде.


Своеобразный пинг-понг правоохранителей с судом в качестве стенки завершился рассмотрением все тем же оперуполномоченным Шмелевым встречного заявления генерального директора «Строительного треста» Резвова о самоуправных и незаконных действиях Скляр (КУСП№12762 от 26.09.2011 г.). Рапортом об обнаружении признаков преступления 23.01.2012г. было возбуждено уголовное дела № 562085 уже в отношении ее по ч.1 ст.330, ч.3 ст.327 УК РФ. Ей вменялись в вину «самовольный созыв собственников вопреки установленного порядка» и «незаключение договоров». Которое, по всей видимости, привело к «имущественному ущербу». На том же основании продавец услуг может смело подавать заявление оперуполномоченному Шмелеву на любого покупателя, прошедшего мимо.


В результате не очень долгой истории обжалования Петроградский районный суд 19 июля 2012 года под председательством судьи Светланы Жигуновой отменил решение о возбуждении уголовного дела. Основанием послужила совершенная расплывчатость обвинительных формулировок. Скляр даже не знала, какие именно деяния вменяются ей в вину во всех деталях! Тем более непонятным было, какова связь между неизвестно чем, совершенным ею и «наступившими последствиями».


В обстоятельствах разбирательств по уголовному делу Скляр есть любопытная деталь. Суд первой инстанции (Петроградский), несмотря на вопиющие нарушения законодательства, допущенные при возбуждении уголовного дела, даже не вникал в суть дела и ограничился достаточно сумбурным Постановлением об отказе в удовлетворении жалобы Скляр, отдавая принятие решения о законности Постановления о возбуждении уголовного дела на откуп городскому суду. Уже после того, как судьи горсуда вникли в суть дела и отписали решение, Петроградский суд, опять-таки не вникая особо в суть дела, просто в основу своего решения положил решение суда высшей инстанции. Самостоятельность судов вновь подвергнута проверке, и вновь с провальным результатом.


Не менее разочаровывающим оказалось рассмотрение 15.05.2012г. дела об уничтожении ТСЖ Смольнинским районным судом. Таранов и Скляр представили суду достаточно внятные обоснования своих претензий, в частности, ненадлежащим образом оформленный пакет документов, поданный в 2011г. о вступлении в должность председателя ТСЖ Берсирова. Но поскольку в зале суда присутствовала Наталья Вересова, то итог был совершенно предсказуем. Суд сослался на то обстоятельство, что регистрирующий орган не обязан проверять законность принятых документов, представленных в порядке регистрации. Кроме того, балансовая ликвидационная отчетность за 2009г., поданная в налоговые органы в 2011г. не имела ничего противозаконного в самом факте своего предъявления. Движение средств на балансе было, но это само собой разумеющийся факт. Темна вода во облацех…


Наконец, окончилась еще одна тяжба, которую Таранов решил провести уже по весьма конкретному вопросу. 22.03.2010 «Строительный трест» и ООО «Спорт-Тайм» заключили договор купли-продажи земельного участка площадью 1567,0 кв.м. Этот участок являлся частью территории, закрепленной за жилищным комплексом «Коломяжский, 15». Таким образом, нарушались права собственников жилья, которые имели полное право на бытовое (некоммерческое) пользование этой землей. В результате разбирательств, тянувшихся с осени 2011 года на руках у Таранова оказалось решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 16.02.2012г. (дело № А56-36585/2011), отклоняющее его претензии к «Строительному тресту».


Пояснения, данные самой компанией-застройщиком еще 29.09.2012г., читаются как библия рейдера. Открытым текстом в них утверждается, что разрешение собственникам объекта недвижимости на приобретение земли в Санкт-Петербурге выдается губернатором Санкт-Петербурга, а также председателем Комитета по градостроительству и архитектуре. В связи с этим застройщику в данной ситуации представляется неприменимость Федерального закона № 214-ФЗ. Ведь у него на руках соответствующее распоряжения Комитета по градостроительству и архитектуре Санкт-Петербурга № 50-с от 24.04.2002г. Комментарии излишни.


Сравнительно честный отъем жилплощади


Еще одним весьма показательным делом можно считать тяжбу между «Строительным трестом» и дольщиком Натальей Лищук. Осенью 2009г. Лищук обратилась в суд с иском к застройщику о возврате части уплаченных дольщиком денежных средств в связи с уменьшением площади квартиры по договору о долевом строительстве. Исходили при этом из заявленной стоимости квадратного метра жилой площади. На момент вступления в долевое участие немногим больше 20 тыс. рублей.


Калининский районный суд частично удовлетворил требования дольщика и взыскал со «Строительного треста» в пользу истца 70 827 рублей. Суд, со ссылкой на закон об участии в долевом строительстве, признал обязанность застройщика по возврату излишне переданных участником долевого строительства денежных средств при уменьшении площади квартиры относительно проектных размеров.


В ответ «Стройтрест» выдвинул встречный  иск о взыскании с дольщика, полностью оплатившего строительство квартиры, неустойки в размере 3 037 675,50 рублей за просрочку нескольких платежей. Обстоятельства дела рассматривались в Выборгском суде, который в решении правомерно указал на то, что при сумме взноса Лищук 3 659 850 рублей такие «пени» представляются явно несоразмерными.


При этом было учтено то, что некоторые платежи вносились дольщиком досрочно и в большем размере, а просрочки носили несущественный характер. В итоге по решению суда «Стройтрест» получил от дольщика… 2 000 рублей.  


Однако же оба этих судебных акта создали серьёзную угрозу для Резвова и Берсирова. Прежде всего, создавался опасный прецедент, опираясь на который суды любых инстанций в дальнейшем могли лишить застройщиков источника сверхприбыли, извлекаемой из взыскания безумных штрафных санкций (они прописаны во всех договорах этой компании). Далее, только по секциям А,Б,В,Г,Д,Е,Ж дома на Коломяжском, 15 общая площадь построенного жилья «оказалась» меньше проектной на 963,60 кв.м. В пересчете на нынешние расценки за квадрат это составляет не менее 77 млн. рублей. Разумеется, возвращать эти деньги руководство «Стройтреста» не намеревалось.


Для исправления ситуации известными уже нам методами, Резвов и Берсиров привлекли некую Елену Иванову, которая, по информации некоторых Интернет-ресурсов имеет очень близких родственников, занимающих судейские должности в Калининском и Дзержинском районных судах, а также в Квалификационной коллегии судей Санкт-Петербурга.


С этого момента итоги рассмотрения дел с участием ЗАО «Строительный трест» резко изменились. Городской суд Санкт-Петербурга проигнорировал разъяснения Верховного Суда РФ, указавшего что если между гражданами и организациями возникают отношения по передаче квартиры в собственность или по выполнению работы, завершающейся передачей гражданину квартиры, а гражданин при заключении договора имеет намерение использовать квартиру исключительно для личных, семейных, домашних нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, к указанным правоотношениям применяется Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей», предоставляющий гражданину больше гарантий защиты его прав от недобросовестных контрагентов по заключенному им договору, чем Гражданский кодекс Российской Федерации, ограничивающий права граждан рамками договора.


Городские судьи предпочли руководствоваться именно рамками договора, ограничивающего права граждан и, отменив решения суда первой инстанции, отказали дольщику в возврате излишне уплаченного инвестиционного взноса.


При такой щепетильности городской суд сумел не заметить фальсифицированные доказательства, представленные застройщиками, проигнорировать даты и сроки выдачи разрешения на строительство и исправно переписал в судебном акте содержание кассационной жалобы застройщика, вплоть до фразы о том, что дольщик, отказываясь принимать квартиру, не соответствующую условиям договора, злоупотребляет своими правами!


Кроме того, в материалы дел были представлены документы, содержащие недостоверные сведения о количестве общей площади построенных помещений. Утверждая судебные решения о фактическом отъеме у семьи Лищуков оплаченной ими квартиры, суды игнорировали очевидные факты, и ссылались на недействительные документы. Так, во всех делах с участием Лищуков, отъем их квартиры обосновывался неприменением Закона о долевом строительстве со ссылкой на распоряжение КГА от 2002г., представляемого Ивановой в качестве разрешения на строительство.  Она долго скрывала имеющиеся у застройщиков разрешения на строительство, благо разрешения по датировке не совпадали с самим строительством. Которое, стало быть, проводили задним числом, а уж затем озаботились получением нужных бумаг.


Факт привлечения ЗАО «Строительный трест» к ответственности за ведение строительства без разрешения и выдача действительного разрешения на строительство лишь в 2009г., от суда скрывалась, а судьи с готовностью использовали недействительные документы.


Послушно следуя в фарватере решений городского суда, районные судебные инстанции также перестали замечать все доказательства представляемые дольщиком, но исправно прислушивались к голословной позиции «Строительного треста», озвучиваемой Ивановой.


Судьи Калининского районного суда перестали обращать внимание на ущемление прав потребителя условиями договора, (что было ранее установлено проверкой Роспотребнадзора), на фальсифицированные данные, представляемые ЗАО «Строительный трест», полностью игнорировали права дольщика, установленные законом о защите прав потребителя. Зато полностью встали на сторону Ивановой.


Окрыленные успехом, руководители «Стройтреста» направили строптивому дольщику уведомление об одностороннем расторжении договора долевого строительства с удержанием с дольщика 10% от суммы договора! Такая возможность в договоре о долевом участии действительно предусмотрена, но она никак не касается данного случая. Установленные судом Выборгского района просрочки платежа ни составляют указанного в договоре срока, ни даже не приближаются к нему.


После подачи искового заявления о признании незаконным расторжения договора,  Иванова в судебном заседании цинично ответила суду, что «Строительный трест» не гарантирует, что данная квартира не будет продана до окончания судебного разбирательства.


Судебная предвзятость Калининского районного суда, явно демонстрируемая с момента привлечения Ивановой к участию в делах ЗАО «Строительный трест», вынудила дольщика ходатайствовать о переносе рассмотрения дела в Приморский районный  суд Санкт-Петербурга.


Приморский суд установив, что квартира, созданная на средства дольщика и полностью им оплаченная, по закону является его собственностью, признал за Лищуками право собственности на жилплощадь. Только для того, чтобы городской суд это решение отменил и лишил семью Лищуков квартиры, которую они полностью оплатили. Вдобавок «Строительный трест» все-таки урвал свои 10% стоимости квартиры в качестве штрафа. При этом адвокату семьи Лищуков в ознакомлении с материалами дела было отказано. У носа простых граждан захлопнулись тяжелые ворота правосудия.


 


Пока в России мечтают о судебной реформе и сетуют на ее затянутость, местные суды продолжают вершить свое правосудие с непримиримостью, достойной лучшего применения. Особенно тяжела ситуация в судах общей юрисдикции. В отличие от арбитражных судов, каждая инстанции которых действительно самостоятельна и независима друг от друга (имеет собственные судебные составы, формируется независимо друг от друга, имеет собственных автономных председателей), система судов общей юрисдикции полностью зависима от  небольшого количества высокопоставленных городских судей.


Утверждение всех судей, от мирового до городского, осуществляется одной и той квалификационной коллегией, возглавляемой председателем городского суда. От судей, входящих в состав ККС зависят должности, статус и карьера всех судей общей юрисдикции, в связи с чем никто не рискнет ослушаться членов квалификационной коллегии. Апелляционное, кассационное, надзорной обжалование находятся в компетенции тех же судей городского суда. То есть эти инстанции абсолютно идентичные по духу, только с разными названиями. Фактически обжалование принятого судебного акта становиться бессмысленным и восстановление законности нереальным, поскольку все вышестоящие инстанции сосредоточены в руках судей городского суда как наивысшей инстанции на территории Петербурга.


Привлечение к участию в деле прямых родственников высокопоставленных городских судей практически со 100% вероятностью обеспечивает принятие нужных судебных решений независимо от законности судебного акта.


При этом обжалование судебных актов городского суда практически полностью исключено, поскольку вышестоящей инстанцией является только Президиум Верховного суда РФ, полномочия которого по пересмотру судебных актов по сути сведены к нулю.


При такой организации любой судебный акт городского суда является по существу окончательным, и получив предварительное «согласование» от высокопоставленных городских судей, можно выносить любые по содержанию судебные акты не опасаясь их отмены, пересмотра или изменения.


А при наличии достаточного ресурса такая система обеспечивает защиту даже незаконных интересов состоятельных лоббистов и их успех зависит только от размеров этого состояния. Как это демонстрирует нам история «Строительного треста».

Эдгар ТАРАДЗИН, специально для Rumafia.com

Комментариев нет:

Отправить комментарий