среда, 10 августа 2011 г.

БОСС ВСЕХ БОССОВ ОТХОДИТ ОТ ДЕЛ. КТО ПРИДЁТ НА СМЕНУ? Эпилог

http://rumafia.com/ru/material.php?id=355

Оперативники на службе у Деда Хасана


Ответ Деда Хасана на раскоронацию своего близкого сподвижника Лаши Шушанашвили не заставил себя ждать. Лашу и другого усояновского приятеля Юрия Пичугина  (Пичуга) Таро и сочувствующие ему «воры в законе» лишили сана на сходке 10 апреля 2008 года. В мероприятии неожиданно принял участие некогда верный соратник Япончика и Усояна «криминальный генерал» Александр Бор (Тимоха). За время пребывания в США и Европе у него сложились также дружеские отношения с Ониани, и во время конфликта Тимоха отдал предпочтение Таро.


А уже 13 апреля Дед Хасан, Иваньков, Лаша и с десяток других «законников» провели свою сходку. На ней статуса «вора в законе» были лишены Таро, Мераб Джангвеладзе и Тимоха. Впрочем, подобные действия серьезно на расклады в преступном мире не повлияли. Мафиози из клана Усояна и так относились к раскоронованным как к врагам. Аналогичная ситуация была и в стане Таро. А нейтральные «законники» предпочли не замечать решения сходок и относиться ко всем раскоронованным как к действующим «ворам в законе».     


Летом 2008 года Тариел Ониани решил провести грандиозное мероприятие, которое могло дать ему стратегическое преимущество перед Дедом Хасаном. Таро созвал более 100 «законников» на сходку на арендованном теплоходе, курсирующем по Пироговскому водохранилищу в Подмосковье. В качестве своеобразного третейского судьи Ониани пригласил Вячеслава Иванькова. Как позже пояснял Таро, во время мафиозного съезда он планировал объявить, что надо короновать больше славянских авторитетов. Тем самым он намеревался сделать приятное Япончику, показав, что засилье выходцев из Грузии, составляющих сейчас 80% элиты преступного мира, не нравится самому Ониани. Ну и понятно, Таро собирался осудить поведение Лаши и Деда Хасана. Однако Иваньков мероприятие проигнорировал.



8 июля 2008 года. Пироговское водохранилище


До водоема добрались только 36 «законников», самыми известными из которых были Роланд Гекечкори (Шляпа), Джемал Хачидзе,   Мераб Джангвеладзе, Рамаз Дзнеладзе (Рамаз), Ахмед Евлоев (Сутулый), Георгий Манагадзе (Гия Кутаисский), Давид Пахуридзе (Минаго), Анзор Хуцишвили, Джондо Эсебуа (Джонни), Александр Бор. 8 июля теплоход отправился в свой вояж. Но вскоре на судно ворвались оперативники ГУ МВД по ЦФО, которым для этого пришлось использовать катера и вертолет. Все участники сходки были задержаны, хотя уже на следующий день большинство из них отпустили.


Несмотря на временные успехи, Лаша явно чувствовал себя «не в своем корыте». Он давно отвык от крупных разборок, предпочитая спокойно заниматься бизнесом, в том числе с лидером «солнцевских» Сергеем Михайловым. В результате Шушанашвили все чаще можно было застать сильно пьяным в его офисе в большом деловом центре близ метро «Белорусская», который принадлежит Лаше. В таком состоянии он скорей стал помехой для Деда Хасана. И в сентябре 2008 года, как нельзя кстати, Лаша был задержан сотрудниками того же ГУ МВД по ЦФО. Его обвинили в незаконном получении российского гражданства и депортировали из страны, с пятилетним запретом на въезд. Шушанашвили обосновался в Греции у влиятельного «законника» Лаврентия Чолакидиса (Лева Грек). Примечательно, что Усоян никаких попыток оставить Лашу в России не предпринимал. А вот Михась при помощи своих связей развернул борьбу за Шушанашвили. Летом 2009 года ему даже удалось вернуть «вора в законе» в Россию и добиться (понятно, за крупную взятку), чтобы УФМС по Москве выдало ему временную регистрацию. При том, что 2 февраля  2009 года директор ФМС Константин Ромодановский подписал решение о нежелательности пребывания в РФ Шушанашвили как лица, которое «создает реальную угрозу обороноспособности или безопасности государства, либо общественному порядку, в целях защиты основ конституционного строя».


Впрочем, все эти манипуляции вскоре выплыли на свет. Лаша предпочел опять ретироваться в Грецию. Все судебные слушания, на которых он отстаивал свое право оставаться россиянином, были им проиграны.


Тем временем, Дед Хасан продолжал укреплять свои позиции при помощи двух излюбленных методов. Первый заключался в коронации как можно большего количества сторонников. Вскоре после высылки Лаши из Москвы, Усоян и Иваньков провели сходку в ночном клубе «Шоколад», принадлежащем Тайванчику. Титулы «вора в законе» получили аж 12 гангстеров. Среди них оказался и 23-летний Сергей Асатрян - сын Эдуарда Астаряна (Осетрина), влиятельного «законника» и друга Усояна.



Алимжан Тохтахунов (Тайванчик)


Мероприятие проходило весьма забавно. В большом банкетном зале собрались Дед Хасан, Япончик и ряд претендентов. Остальные кандидаты в «воры в законе» и «криминальные генералы» (некоторых из них находились в СИЗО и колониях) общались с присутствующими по телефонной громкой связи. Для этого была установлена специальная станция, на которой переключали линии.


Второй метод Усояна – привлечение к устранению неугодных правоохранительных органов. Спустя месяц после неудавшейся сходки на Пироговском водохранилище, в Москве с наркотиками был задержан «вор в законе» Рамаз Дзнеладзе (Рамаз) – один из лидеров кутаисского клана и близкий соратник Таро. Он получил два года тюрьмы. Во время его отсидки «воры в законе» из клана Деда Хасана раскороновали Рамаза, а сам Ониани тоже оказался за решеткой. Выйдя на свободу в октябре 2010 года Дзнеладзе начал активно отстаивать интересы Ониани в воровском мире. Впрочем, делал он это недолго. В июле 2011 года сотрудники ГУ МВД по ЦФО вновь задержали Рамаза. Опять с наркотиками.


В июле 2009 года в СИЗО отправили участника Пироговской сходки Георгия Манагадзе. Этот «вор в законе», как оказалось, хранил в съемном подмосковном доме автомат Калашникова.    


На другого мафиози, поддержавшего Таро и отправившегося поплавать на теплоходе, сотрудники МУР надели наручники в феврале 2010 года. 72-летнего влиятельного законника Давида Пахуридзе обвинили… в краже бутылки виски из супермаркета.


В марте 2010 года сотрудники МУР вывели из игры другого сторонника  Ониани. Сыщики задержали «законника» Мераба Гогию, который вместе с Таро одно время финансировал Саакашвили и являлся совладельцем испанского канала по отмыванию денег. Предлог для ареста нашелся банальный – у одного из богатейших представителей криминального мира нашли пакетик с 28 граммами гашиша.  


При помощи силовиков из игры оказались выведены и многие другие «законники» из клана Ониани. А вот никто из видных сторонников Деда Хасана почему-то с оружием и наркотиками не попадался. Если, конечно, не считать «законников», не способных серьезно повлиять на расклад сил в криминальном мире. И не брать в расчет ситуацию с арестом Владимира Тюрина.


Особенно забавная история разворачивалась вокруг семьи ближайшего сподвижника Усояна - Эдуарда Асатряна (Осетрина). Его сын Сергей, тоже «вор в законе», который ни разу не сидел, вел себя в Москве вызывающе нагло. Разъезжал на «Бентли», посылал куда подальше оперативников, ввязывался в какие только можно коммерческие разборки. Короче, всеми способами нарывался на неприятности. 5 августа 2010 года сотрудники ДепУР МВД РФ остановили кортеж из дорогих иномарок (преимущественно «Бентли» и «Мерседесы»), в котором Осетрина-младший ехал на очередную разборку. Он хамил оперативникам, пытался таранить их служебные машины. В результате «вора в законе» со свитой задержали, при обыске обнаружив наркотики и пистолет. Сергея Асатряна отправили в СИЗО, пока в ситуацию не вмешалась Кунцевская межрайонная прокуратура (ее услуги обошлись в 5 млн. рублей). Она распорядилась отпустить Осетрину-младшего. Потом прокурорскими стараниями дело и вовсе было закрыто.



Эдуард Асатрян (Осетрина)


Для сотрудников МУР и ГУ МВД по ЦФО большинство приближенных Аслана Усояна являются неприкасаемыми фигурами. Исключение составил только Лаша Шушанашвили. Да и то, его высылка из России в тот момент была выгодна Деду Хасану.


Но летом 2011 года Осетрина-младший вновь попадает в неприятную историю. В Ростове-на-Дону он отдает распоряжение избить прямо в колонии одного не понравившегося ему зека (тот слишком много болтал нехорошего про клан Усояна). Все разговоры Сергея Асатряна записывались, исполнители «заказа» дали на него показания. В результате ростовские следователи возбудили дело по статье 115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью) и приняли решение о задержании Осетрины-младшего. Исполнение поручили сотрудникам ГУ МВД по ЦФО, которым очень не хотелось это делать. Почти наделю они всячески пытались избежать столь неудобной задачи. Но деваться было некуда, и 22 июля 2011 года операм все-таки пришлось задержать Сергея Асатряна. Причем эта операция может служить для учащихся полицейских вузов пособием по поведению с подозреваемыми. Перед Осетриной-младшим раз десять извинились, обращались к нему со всем почтением, по имени-отчеству и т.д.               


 


 


«Воры в законе» сажают друг друга в России, а убивают - в Европе


В войне с Ониани клан Деда Хасана не только использовал свои административные ресурсы, но и активно выбивал из-под оппонентам финансовую почву.  17 ноября 2008 года в Москве двое киллеров открыли шквальный огонь из автоматов по Геле Церцвадзе. Он получил ранения в грудь, живот и левое бедро. Врачи спасли его чудом, Гела на всю жизнь остался инвалидом, прикованным к коляске. Роль же Церцваде в клане Ониани очень велика. Он отвечает за вложения в бизнес-проекты, следит за соблюдением интересов Таро подконтрольными структурами, ведет бухгалтерию общака. Также Гела выполняет различную техническую работу для клана Ониани. Когда проводилась сходка на Пироговском водохранилище, именно он занимался арендой теплохода, встречал гостей и т.п.   


Ониани с ответной стрельбой не спешил. После покушения на Церцвадзе и  ареста целого ряда близких сподвижников, он возобновил переговоры со многими влиятельными «законниками», желая перетянуть их на свою сторону, а уже потом начать решительное наступление на Усояна. Таро вновь провел несколько бесед с Бадри Когуашвили, но опять получил отказ. Бадри давно не нравился Дед Хасан, но и на сторону Таро он становиться не хотел.


В конце мая 2009 года Ониани встретился в Москве с Вячеславом Иваньковым. Он опять предложил Япончику, если уж не встать на свою сторону, то хотя бы занять в конфликте нейтральную позицию. Однако Иваньков был категоричен. Он заявил, что уже сделал выбор в пользу Деда Хасана и менять точку зрения не будет. А спустя две недели после этой беседы Ониани был задержан сотрудниками МУР.


Оперативников заинтересовала банальная ситуация. В 2009 году два подконтрольных клану Ониани бизнесмена – Сергей Абутидзе и Джонни Манагадзе - не поделили деньги. Поскольку оба лично знали Таро, то к нему и обратились за разрешением конфликта. Ониани рассудил в пользу Абутидзе. Манагадзе не спешил выполнять решение «вора в законе». Тогда 18 марта 2009 года боевики Таро схватили Джонни и привезли в кафе «Рябинушка», где отдыхал Ониани.


Охранники «криминального генерала» избили провинившегося коммерсанта и выставили ему счет на $500 тыс. вместе со штрафом за непослушание. Вскоре жена Джонни привезла половину суммы и его отпустили. Вторую часть долга он тоже упорно не хотел отдавать, а люди Таро ее настойчиво требовали. И тут об этой ситуации узнали сотрудники ФСБ, которые прослушивали телефоны Ониани и членов его клана.


Контрразведчики отловили Джонни, после чего он сразу написал заявление на «вора в законе». В противном случае Манагадзе сам бы отправился в тюрьму – был бы человек, а дело найдется. Черновую работу по задержанию Ониани поручили сотрудникам МУР и УФСБ по Москве и Московской области.10 июня 2009 года его схватили в собственном  коттедже, расположенном в престижном поселке Горки-2. За Таро тут же попытался вступиться его куратор из ФСБ в звание полковника, но все было бесполезно. Среди контрразведчиков сочувствующих Деду Хасану гораздо больше и звания их выше.



Арест Таро


После задержания, представители ФСБ почти пять часов беседовали с Ониани, объясняя ему, как он был не прав. Позже, в ходе следствия, СК РФ официально допросил Таро по делам в отношении Бориса Березовского (об отравлении экс-сотрудника ФСБ Александра Литвиненко) и в отношении бывшего «солнцевского» авторитета Дмитрия Барановского.   


Очень быстро стало ясно, что на свободу Ониани выйдет нескоро (он был приговорен к 10 годам колонии за похищение и вымогательство ). И тогда временные бразды правления в клане взял на себя Мераб Джангвеладзе. В криминальном мире он считается одним из самых злобных «воров в законе». По словам гангстеров, внешне Мераб не выглядит физически развитым, но легко заводится и дерется крайне отчаянно - использует все подручные средства, может даже вцепиться противнику зубами в горло. И в жизни у него такая же позиция: любыми способами перегрызть оппоненту глотку.


У «вора в законе» есть брат Левон, который занимается бизнесом в Грузии и содержит большую команду киллеров и боевиков. К тому же Мераб Джангвеладзе - отличный стратег, умеет правильно вести позиционную борьбу в криминальном мире. В результате он выстроил стратегию войны с Дедом Хасаном, которая пока выглядит безупречено. 


Уже 28 июля 2009 года в Москве было совершено покушение на Япончика. В тот день «вор в законе» встречался в ресторане «Тайский слон» с родственником бывшей жены Леней Ассирийским, которому и принадлежит это заведение. Когда «вор в законе» открыл дверь и стал спускаться по лестнице, раздался выстрел. Пуля попала в живот. Как позже выяснилось, снайпер вел огонь из припаркованной через дорогу «Газели», где была специально оборудована позиция. Иванькова в тяжелом состоянии доставили в больницу, ему сделали несколько операций, ввели в состояние искусственной комы. Когда показалось, что Япончик идет на поправку, у него развился перитонит. От него «вор в законе» и умер в октябре 2009 года.



Похороны Япончика


Еще до смерти Иванькова Дед Хасан и люди из его окружения обзвонили несколько десятков «законников», в том числе находящихся в местах заключения. Они сообщили выводы внутреннего расследования: покушение на Япончика - дело рук Ониани и Мераба Джангвеладзе. В результате на свет появилась коллективная малява (письмо в места заключения), под которой были поставлены подписи 36 «криминальных генералов».


«Жизнь ворам. Поводом для написания данной курсовой послужило следующее обстоятельство, а именно: ставим вас в курс, порядочные арестанты, что на МТЦ («Матросская тишина централ» ) находится человек, зовут его Тариел Ониани. С ведома воров: он есть блядина. Если этот человек находится у вас в хате, или при встрече с ним, поступайте соответственно». Дальше идут подписи самого Япончика, Деда Хасана, Лаши Руставского, Юры Пичуги, Кобы Руставского, Кости Гизи, Шакро-молодого (как появился автограф последнего большая загадка).


Среди авторов послания почти половина — славянские «законники», в том числе Леха Забава, Серега Сургутский, Андрей Питерский, Вася Воскрес и т.д. Впрочем, почти все они ставленники Усояна.  Человек, который назван в письме матерным словом, по законам криминального мира должен быть убит. Фактически Таро был вынесен смертный приговор.


Кто на самом деле стоял за стрельбой в Иванькова, до сих пор точно не знают ни сыщики, ни представители криминального мира. В их среде бытует несколько версий. Так, несколько оперативников убеждали авторов этих строк, что покушение организовал сам Дед Хасан. Последнее время Япончик старался разделить бизнес с Усояном и вел отдельные проекты. Если бы еще выяснилось, что за арестом Ониани стоит Дед Хасан, Иванькову бы это крайне не понравилось. Киллеры же, по этой версии оперов, вовсе не собирались убивать «вора в законе» (снайпер легко мог выстрелить в голову), а должны были только ранить и разозлить свою жертву. Дед Хасан бы разъяснил приятелю, кто хотел с ним расправиться - и тогда бы Иваньков встал во главе борьбы с кланом Ониани. Его бы поддержали славянские и нейтральные «законники». Деваться бы им было некуда – авторитет Япончика в криминальном мире непререкаем, выше, чем у Усояна.


Вначале все и шло по такому плану. На свет появилась малява с приговором Таро. Но все испортил развившейся перитонит. На похороны Иванькова приезжали два крайне влиятельных «славянина» - Олег Шишканов и Алексей Петров. Они усомнились в причастности к покушению клана Ониани. Так план рухнул окончательно.


Еще одну версию преступления изложили Rumafia авторитетные коммерсанты из района Солнцево. По их словам, Япончик последнее время развивал собственный бизнес. Он довольно жестко взял под свой контроль бетонный завод и несколько строительных рынков в Подмосковье. А это крайне не понравилось прежним владельцам объектов - азербайджанским и чеченским авторитетам.



Легенда криминального мира Вячеслав Иваньков (Япончик)


Впрочем, по основной версии нападение на Иванькова все же было организовано кланом Ониани. Действительно, вскоре после ареста Таро во Франции собрались видные кутаисцы Мераб Джангвеладзе, Ираклий Каличава, Владимир Джанашия (Ладо) и Малхаз Кития (Махоня). Они определили, что временно руководить кланом Ониани будет Махоня. По версии клана Деда Хасана, тогда гангстеры и решили расправиться с Япончиком.


Сам Ониани, находясь в СИЗО, передал другим «законникам», что расстроен смертью Япончика и уверен это дело рук «красных» - сотрудников спецслужб. Обычная публичная версия для представителей криминального мира. 


Клану Деда Хасана было наплевать на такого рода высказывания Таро. Его представители посчитали, что после убийства Япончика у них развязаны руки. Ответные действия начали разрабатываться в Греции. Там находились Лаша Руставский и Лаврентий Чолакидис (Лева Грек). Брат Левы — крупный бизнесмен, имеет хорошие связи в правоохранительных органах Греции. А сам Чолакидис контролирует деятельность нескольких бригад киллеров.


В результате несколько наемников выехали во Францию и устроили настоящую охоту за людьми из клана Ониани. Двух боевиков, прибывших устранять Джангвеладзе, задержали местные полицейские. Другие преступники ворвались в коттедж, где находились Каличава, Джанашия и Кития, и открыли огонь из автоматов. «Воры в законе» сумели убежать, выпрыгнув из окна второго этажа, но это им не сильно помогло. 20 марта 2010 года в Марселе застрелили Ладо. 10 мая, уже в Греции, киллеры расправились с «законником» Малхазом Китией. 20 мая от оторвавшегося тромба умер Чолакидис, и контроль над его группировками киллеров перешел к Лаше Руставскому.


В результате Мераби его выжившие соратники на время затаились. А клан Деда Хасана начал праздновать полную и безоговорочную победу. Как оказалось, рано.


 


Последний бой Деда Хасана?    


Посчитав, что клан Ониани разгромлен, Аслан Усоян заметно расслабился и сосредоточил свои усилия на завоевании новых территорий, в первую очередь Украины. Он и ранее часто бывал в этой стране. Как-то его встречал и возил на личном самолете президент Федерации футбола Украины Георгий Суркис. Усояну удалось взять под контроль на Украине Ильичевский порт, ряд торговых центров.


В 2008 году бизнесмен езид Шабаб Алоян решил построить в Киеве мебельный центр «4room». В проекте принимал участие и Дед Хасан. Когда работы были завершены, Усоян решил получить весь объект (вместо предложенных 25 %), но получил отказ. 2 октября 2009 года Алояна вместе с двумя охранниками, сотрудниками украинских спецслужб, прямо у дверей «4room», расстреляли киллеры. После этого Усоян на время прекратил  визиты на Украину, предпочитая отправлять туда своих гонцов Олега Муху, Юру Пичугу (сейчас он, кстати, отбывает срок на Украине), Васю Воскреса и т.д. Когда же на Украине сменился президент, ситуация потребовала личного визита Деда Хасана. В апреле 2010 года он прилетел в Киев, был задержан и депортирован в Москву. 


После этого Усоян вновь стал направлять в незалежнею своих ставленников. Сам он предпочитал посещать более спокойные для себя места – юг России, Казахстан, Абхазию. 16 сентября он вернулся из очередной поездки в Москву и на джипе поехал в квартиру на Тверской улице (она оформлена на Нодари Усояна). У подъезда машину отпустили, охранник открыл «вору в законе» входную дверь. В освещенном дверном проеме Дед Хасан оказался отличный мишенью. Снайпер, засевший в доме напротив, открыл огонь. Пуля попала Усояну в спину и вышла через живот.  



16 сентября 2010 года. Москва, Тверская улица


Примечательно, что в тот момент, когда киллер стрелял по Деду Хасану, на другом конце Москвы проводил сходку влиятельный «законник» Джемал Микеладзе (Джемо). Он поддержал в воровской войне Мераба Джангвеладзе, что не понравилось Усояну. Между «криминальными генералами» возник конфликт. В результате Джемо стал искать себе сообщников в воровской среде. В частности, в день покушения на Аслана Усояна он в одном из кафе на Багратиновском проезде в Москве беседовал со своим братом Мамукой Микеладзе, «вором в законе» Гелой Кардава, «авторитетами» Юрием Есиным (Самосвал) и Николаем Ботинкиным (Ботинок). Обсуждали они как раз войну клана Усояна с кланом Таро.  


Рана Деда Хасана оказалось не тяжелой. Врачи быстро выходили его. «Законник» заперся в своем подмосковном коттедже под охраной 15 человек. Ему было над чем подумать.


Кто стоит за покушением, Усоян не знал и, по данным Rumafia, не выяснил до сих пор. Ему вспомнились и конфликт его кураторов из ФСБ с другими силами внутри этого ведомства, и неприятный разговор с чиновником из администрации президента об Олимпиаде в Сочи, и совместное с Япончиком участие в различных коммерческих спорах. И то, как косились на него независимые славянские «воры» после смерти Иванькова. Ну и, конечно, конфликты с Джемо, Ониани и Мерабом.



Мераб Джангвеладзе


В результате Усоян не стал изобретать велосипед и официально обвинил в покушении уже не Таро, а Мераба Джангвеладзе. В ноябре до российских оперативников дошла информация, будто на Мераба в Подмосковье было совершено покушение. По версии оперативных источников, киллеры ворвались в коттедж, куда тайно приехал «вор в законе», однако он умудрился убежать. Впрочем, проверить эти сведения не удалось – в милицию, понятно, мафиози не обращался.


После покушения Усоян сократил до минимума общение с внешним миром. По тридцати мобильным он изредка созванивался с ближайшими «законниками», а на встречи от имени Деда Хасана выезжали два его племенника – Юрий Усоян (Юра Лазаровский)  и Дмитрий Чантурия (Мирон) с верным Эдуардом Асатряном. Сам Усоян набирался сил для дальнейшей схватки. Пока восстановить былое влияние в криминальном мире ему  не удалось – тактические сражения он проигрывает одно за другим.


В декабре 2010 года о себя напомнил Лаша Руставский. Он собрал в Греции масштабную сходку из нескольких десятков «воров в законе», причем сумел посадить за один стол и тбилисцев, и независимых кутаисцев. В съезде приняли участие Александр Бор, Бадри Когуашвили, Георгий Углава (Тахи) и т.д. От Деда Хасана в Грецию прибыл Эдуард Асатрян. На мероприятие был так же приглашен Джемо, но он ответил отказом. Стороны быстро и без всяких проблем смогли решить множество вопросов, которые «висели» годами. На сходке стало понятно, что без прямого вмешательства Усояна влиятельным «законникам» договориться друг с другом гораздо проще. А многочисленные войны никому не нужны. Кроме самого Деда Хасана, которому они позволяют разбираться с конкурентами и оставаться «боссом всех боссов». 


В результате с декабря стала расти оппозиция Усояну. Бадри Когуашвили начал объединять вокруг себя нейтральных «воров в законе», как силу, способную встать над Дедом Хасаном. К этому движению присоединился лидер славянских гангстеров Алексей Петров. «Третью» колонну поддержал и Джемо. До весны этого года он конфликтовал с Бадри, однако ради такого дела, как операция «по принуждению к миру» Деда Хасана, Джемо и Бадри в марте встретились в ОАЭ и решили забыть былые обиды. «Законники» начали беседы со старейшинами мафии, которые и без того не симпатизировали Усояну.



Второй слева Бадри Когуашвили


На время вышедший из испанской тюрьмы Шакро остался крайне недоволен результатами, к которым привела борьба за его империю. Часть претензий он возложил на Лашу, но вроде бы они нашли общий язык. А вот действия Деда Хасана у Калашова, мягко говоря, восторга, не вызвали. Он их осудил, а также признал, что Ониани продолжает оставаться для него соратником и «вором в законе», а не блядиной. Вскоре Шакро вновь отправили за решетку отсиживать полученный срок. 


К нарастающему движению быстро присоединился Мераб Джангвеладзе, который провел несколько встреч с Бадри. А потом он отправил своего брата Левона к проживающему в Грузии патриарху криминального мира – 85-летнему «законнику» Георгию Чиковани (Гоги). Это единственный «вор в законе», который остается на свободе в Грузии. Его решения беспрекословно принимаются другими мафиози. Братья Джангевладзе попросили Чиковани рассудить ситуацию, возникшую с Тариелом Ониани. И он встал на сторону оппозиции Деду Хасану.


В результате на свет появилась новая малява. В ней признавались «воровские» полномочия Таро, а также вводился мораторий на коронацию ставленников Усояна. Маляву подписали несколько десятков «законников», в том числе старейшины криминального мира – Георгий Чиковани, Амиран Эбралидзе (Амиран Ланчхутский), Гурман Чикаберидзе (Чика). Также свои автографы под посланием поставили Мераб, Тимоха, Джемал Хачидзе  и т.д.


Тем, кто будет принимать участие в коронациях людей Усояна, и самим коронуемым авторы малявы обещали серьезные неприятности. Примечательно, что подобную позицию старых «законников» поддержали славянские «вороы в законе». От их имени выступил  Константин Борисов по кличке Костыль. Подпись под малявой он не поставил, но объявил, что «славянам» тоже не нравится, что «законниками» в большом количестве становятся выдвиженцы Усояна.


Малява появилась накануне сходки в ОАЭ, которую планировал провести клан Деда Хасана. Там ожидалась коронация очередных его ставленников. Усоян на время отложил мероприятие, но совсем отказаться от него – значит показать свою слабость. Уже в мае он созывает в Подмосковье сходку из таких влиятельных «законников», как Михаил Воеводин (Миша Лужнецкий), Владимир Зятьков (Зятек), Вагиф Сулейманов (Вагиф) и коронует пятерых гангстеров, в том числе славянина Олега Пирогова по кличке Циркач, чеченского «авторитета» Гелани Билалова по кличке Седой и белоруса Александра Кушнерова (Кушнир). Тем самым запрет старейшин был нарушен.


Объединенная оппозиция не признает результаты сходки. Клан Усояна заявляет, что никаких весомых доводов, кроме личных обид, для этого нет. Якобы решение о коронации пяти гангстеров было принято еще на сходке в Греции. А вновь испеченные «воры в законе» объявляют личную вендетту не признавшим их «криминальным генералам». В частности Седой затаил обиду на Джемо и Бадри. Причем у чеченского мафиози весьма решительные намерения.


Когуашвили еще в мае созывает совет объединенных кланов, чтобы решить, как действовать дальше в отношении Усояна. В Москве встречаются сам Бадри, Петрик и Гела Церцвадзе от «семьи» Ониани. Однако эту сходку, по старой традиции, накрыли сотрудники МУР. У Когуашвили они извлекли пакетик с наркотиками и отправили его в СИЗО.


17 июня последовал ответный удар - в Москве был застрелен авторитет, заместитель директора ЧОП «СМЕРШ» Андрей Сельвян. Он входил в ближайшее окружение Усояна, отвечал за безопасность «вора в законе» и его связи с правоохранительными органами. Уже в июле Дед Хасан позвонил Джемо и фактически объявил ему смертный приговор. Сейчас Усоян пытается провести масштабную сходку своих сторонников в ОАЭ, но не позволяет здоровье. Недавно дала знать о себе рана и Дед Хасан находится под наблюдением врачей из Боткинской больницы.  


Пока все стороны конфликта вновь собираются с силами и готовятся к новым баталиям. Впрочем, очевидно, что объединенная оппозиция едина только перед общим врагом в лице Деда Хасана. Если его удастся сместить с трона «босса всех боссов» (а пока особых предпосылок для этого не видно), то бывшие партнеры вновь разделятся. И начнут войну уже друг с другом.


 


 



Thomas Petrov, Alexey Gordon, Rumafia.com

Комментариев нет:

Отправить комментарий