среда, 27 июля 2011 г.

КИДАЛА ВСЕЯ СТРАНЫ

http://rumafia.com/ru/material.php?id=344

Сотрудничество солнцевских и Могилевича началось в 1980-е годы и продолжается до сих пор. Оно выгодно обеим сторонам. Все это время Михась и его команда обеспечивают Семену физическое прикрытие, без которого его, наверное, уже не было бы в живых. В свою очередь, Могилевич исполняет при Михасе функцию финансового консультанта. Во многом именно благодаря его стараниям лидер солнцевских фактически легализовался и является сейчас преуспевающим бизнесменом. Так же тщательно Семен Могилевич опекал Сергея Михайлова при его попытках осесть за рубежом.



Сергей Михайлов (Михась)


В 1993 году у солнцевских возник конфликт с рядом кавказских группировок, в первую очередь чеченской. Михась решил уехать из России. Могилевич тут же пригласил его к себе в Венгрию, где вместе с Игорем Фишерманом создал для этого все необходимые условия. Но Михасю там почему-то не понравилось, и он решил перебраться в Израиль. Сева Киевский прямо в Будапеште организовал брак лидера солцевских с еврейкой (для этого ему пришлось на время развестись со своей женой Людмилой), который был заключен в июне 1993 года. Из Будапешта Михась по протекции Могилевича выехал в Австрию, являвшуюся в то время одним из главных центров по репатриации евреев. А дальше прибыл в Тель-Авив в качестве иммигранта.  При этом он представил документы, в соответствии с которыми являлся заместителем директора компании «Маганекс Валлакозот».


В свое время Михась был внесен МВД Израиля в список лиц, которые подпадающих под ограничения при выдаче израильского паспорта. Однако Могилевич и его приятель Шабтай Калманович помогли обойти этот запрет. Вскоре Михась стал обладателем израильских документов.



Слева направо: Михась, Джамал Хачидзе, Арноша Тамм, Витя Авера, Коротай (?)


Но и в Израиле ему быстро наскучило. В 1994 году Михайлов, Могилевич и Калманович летят в Коста-Рику, а возвращается оттуда Михась уже в ином статусе. Его приятели помогают (понятно, не безвозмездно, а за $350 тыс) получить должность почетного консула Коста-Рики в Москве. К этой должности прилагается и дипломатический паспорт, с которым перемещения по миру становятся гораздо более простыми. История с должностью для Михася привела в Коста-Рике к большому скандалу.  В 1995 году коста-риканское правительство уволило почти 100 дипломатов, за получение взяток при назначении почетных консулов.


В конце 1994-го и начале 1995 года Михась с Могилевичем совершают несколько поездок в Майами, где, похоже, и планировал осесть лидер солнцевских. Но потом между партнерами возник конфликт. Освоившись за границей, Михайлов начал понимать, что его финансовый помощник часто прикладывается к общим деньгам. По данным Интерпола, лидер солнцевских потребовал у Могилевича выплатить $15 млн., но получил отказ. Тогда Михась принялся по телефону угрожать Севе Киевскому. Их переговоры  фиксировали спецслужбы сразу нескольких стран Европы.



Разрешить этот конфликт стороны договорились на масштабной сходке, в которой примут участие все деятели криминального бизнеса, организованного Могилевичем. В феврале 1995 года в Праге собрались более 70 гангстеров. Центр «В Холубу» посетили тогда Могилевич, Александров, Катрич, Хайс, Сергей Михайлов, братья Виктор и Александр Аверины,  Арнольд Тамм, Леонид Билунов, Игорь Дашдамиров (один из солнцевских авторитетов, подозревается в организации убийства журналиста Владислава Листьева),  Джемал Хачидзе, Евгений Люстранов и другие.  Михась потребовали возвратить $15 млн. и заявили, что Могилевич вполне может быть заменен в преступно-финансовых схемах на другого человека. Но эту проблему на сходке решить не удалось, и собравшиеся перешли к другим насущным вопросам – развитию легального и нелегального бизнеса.


Вернутся к теме долга стороны договорились на новой сходке, намеченной на май 1995 года. Тем временем спецслужбы продолжают слушать российских «авторитетов» и узнают, что солнцевские обсуждают возможность ликвидации Севы Киевского сразу по итогам майской сбора. Судя по всему, об этом прослышал и сам Семен. В ночь на 1 июня 1995 года, когда мафиози вновь собрались в пражском «В Холубу», Могилевич в срочном порядке улетел из Чехии в Венгрию. На мероприятии его интересы представляли все те же Катрич, Хайс и Александров. Впрочем, нормально пообщаться участникам не удалось – в развлекательной комплекс ворвались полицейские и задержали около 100 мафиози. Всем им, а так же Могилевичу, власти Чехии запретили въезд в страну сроком на десять лет.


К этому времени европейские спецслужбы вплотную взялись за криминальную империю, выстроенную Севой Киевским. В мае 1995 года по обвинению в отмывании денег в Лондоне были взяты под стражу Галина Григорьева и Андрей Черчвальд. Одновременно были арестованы счета компании «Аригон лтд», на которых находилось $80 млн.


Английские полицейские выдали ордер и на арест Могилевича. Только в 1997 году его адвокатам удалось добиться отмены ордера, но Великобритания пожизненно запретила Семену въезд. Персоной нон-гранта его объявили и в Словакии. Затем еще в ряде стран.          


Тут Михайлов и Могилевич понимают, что их финансовым интересам грозит опасность, и быстро находят общий язык. Сева Киевский соглашается отдать лидеру солнцевских $5 млн., на чем конфликт считается исчерпанным. В октябре 1995 года в отеле Hilton в Тель-Авиве собираются Михайлов, Виктор Аверин, Семен Могилевич и несколько бизнесменов из Украины, в том числе Вадим Рабинович и Борис Бирштейн. Они обсуждают, как действовать дальше. Принимается решение развивать украинское направление, где окружение Севы Киевского имеет хорошие связи.



Но беда не приходит одна. В 1996 году Михась едет в Швейцарию, где оказывается под арестом по материалам, присланным из России. Его обвиняют в отмывании денег и причастности к оргпреступности. Выручать партнера берется Могилевич. Со стороны солнцевских соответствующую работу курирует Арнольд Тамм, которому Сева Киевский создает все условия для деятельности в Европе. Штаб-квартирой «спасателей» становится один из офисов Могилевича в Будапеште. В результате эту проблему удалось решить.


Анатолий Катрич, ближайший сподвижник Могилевича,  находит подходы к влиятельному члену парламента Швейцарии Филиппу Розенбергу. Катрич берется спонсировать избирательную компанию депутата и выплачивает ему 2 млн. бельгийских франков. Взамен его просят посодействовать освобождению Михася из тюрьмы. Розенберг разворачивает активную деятельность, и вскоре в Швейцарии кардинально меняется общественное мнение, и, что главное, мнение представителей власти. Из криминального авторитета Михась превращается в порядочного бизнесмена, ставшего жертвой козней коррумпированных российских силовиков. В результате лидер солнцевских оправдан судом и выходит на свободу.


Стоит отметить, что в Швейцарию Михась приехал далеко не случайно. У него должна была состояться важная встреча по новому проекту Могилевича с солнцевскими - участию в поставках газа.


 


Газовый монополист Сева Киевский


Каким образом Сева Киевский «присосался» к газовому бизнесу, можно понять из документов Интерпола и МВД РФ. Еще в начале 1990-х полиция Венгрии зафиксировала, что у людей Могилевича откуда-то появились ценные бумаги «Газпрома». Которые они, что называется, прокручивали.


Бумаги клались в банк в качестве депозита. На этом основании получались кредиты. Деньги пускались в развитие прибыльного преступного бизнеса, а потом акции выкупались назад. Откуда они появились у представителей Севы Киевского, удалось выяснить российским оперативникам. В тот момент Могилевич и Михась наладили отношения с бывшим сотрудником МВД РФ Вячеславом Кузнецовым, занимавшим должность советника у тогдашнего главы «Газпрома» Рема Вяхирева. Именно он и помогал гангстерам получать и прокручивать акции.



Однако только этим подобное сотрудничество не ограничилось. Согласно данным Интерпола,  в 1996 году в Швейцарии состоялась встреча. В ней участвовали Могилевич, Михайлов, Кузнецов, Бирштейн и еще несколько человек. Там и были разработаны схемы поставок Украине российского и туркменского природного газа. В Москве разработанный план поддержали Вяхирев и его приятель Виктор Черномырдин, возглавлявший тогда правительство. В Киеве понимание проявил премьер-министр Павел Лазаренко. Договориться с ним было совсем нетрудно – «правая рука» Могилевича Игорь Фишерман занимал у него пост советника.


Смысл схемы, если не вдаваться в технические детали, сводился к следующему:  газ из России и Туркмении (в Туркмении его закупали как структуры Могилевича, так и «Газпром») идет в транзитную фирму, контролируемую Севой Киевским и другими заинтересованными сторонами. Там его смешивают, а уже потом отправляют на Украину. Часть расчетов между странами тоже идет через транзитные фирмы. Появление таких посредников объяснялось элементарно: если бы Россия и Украина работали напрямую, то украсть бюджетные деньги было бы сложно, а когда есть фирмы-транзитеры, проблем становится гораздо меньше. Тем более, что их деятельность контролирует Могилевич, который знает все нюансы работы финансовых учреждений на Западе, знает, как отмыть украденные деньги и куда их потом с выгодой вложить.



Основным таким транзитером стала компания «РосУкрЭнерго». 50% ее акций принадлежали «Газпрому», а вторая половина - официально - украинским бизнесменам Дмитрию Фирташу и Ивану Фурсину. Оба были тесно связаны с Могилевичем. Так, Фирташ с 2000 года владел оффшорной фирмой Highrock Holdings, которая была учреждена очередной женой Севы Киевского Ольгой Шнайдер. До того Фирташ являлся официальным представителем Eural Trans Gas в Туркмении, Узбекистане и Казахстане. Eural Trans Gas была создана в Венгрии и полностью контролировалось Могилевичем. Она так же являлась одним из транзитеров газа, работая в основном с Туркменией.


В результате схема, выстроенная «Газпромом», Могилевичем и коррумпированными чиновниками двух правительств, успешно заработала. Газовые деньги текли рекой. Часть их пилилась Севой Киевским и делилась между заинтересованными сторонами. Менялись руководители «Газпрома», государственных газовых компаний Украины, председатели правительств двух стран. А подконтрольные Могилевичу фирмы-транзитеры продолжали работать и всех устраивали. Ничего не изменилось даже после того, как Могилевич фактически стал изгоем во всем мире.


В 1998 году спецслужбы США начали расследование в отношении Семена Могилевича, Якова Богатина, Игоря Фишермана и Анатолия Цуры по подозрению в нарушении 46 статей американского УК, включая обман инвесторов. Смысл претензий состоял в том, что в 1995 году Могилевич создал  компанию «ЮБМ Магнетикс Интернэшнл Инк» на основе канадской «Пратекс технолоджи Инк». К тому времени компания «Пратекс» уже вышла на биржу провинции  Альберты со своими акциями. Стоили они 10 канадских центов за акцию. «ЮБМ» же сразу объявила, что она преемница «Пратекса», только более серьезна - занимается вложением денег в торговлю магнитами по всему миру, в очистку нефти, в разработку систем безопасности для компьютеров. Отчетности свидетельствовали, что прибыли «ЮБМ» растут как на дрожжах. Ничего другого инвесторам и не требовалось. Они стали покупать акции фирмы Могилевича, их стоимость постоянно увеличивалась.


 Вначале «ЮБМ» вышла на биржу США через брокерские фирмы, а потом и сама стала ее полноценным участником.  К 1998 году цены на акции «ЮБМ» взлетели с 10 центов до 18,25 канадского доллара, а всего в оборот ушло 44 млн акций. Причем все это время вкладчики исправно получали свои проценты.


13 мая 1998 года сразу четыре спецслужбы США - ФБР, Служба внутренних доходов, Таможенная служба, Служба иммиграции и натурализации - провели обыск и выемку документов в пенсильванском офисе «ЮБМ». Было объявлено, что вся работа «ЮБМ» - лишь схема по отмывке денег. В сентябре 1998-го на компанию наложили штраф в $3 млн/ Он был выплачен, но 31 мая 1999 года против прежнего руководства «ЮБМ» возбудили уголовное дело. Расследование заняло несколько лет, закончившись в конце февраля 2003-го. Тогда и было решено предъявить обвинение четырем руководителям «ЮБМ» - Могилевичу, Богатину, Фишерману и Цуре.


Как утверждали следователи, в отчетах «ЮБМ» намеренно завышались реальное количество и суммы проведенных сделок. Следовательно, капитализация компании увеличивалась искусственно. Изначально было ясно, что, вкладывая деньги в торговлю магнитами и очистку нефти, невозможно получать прибыль в 200% годовых. Такие средства можно было зарабатывать только отмывая деньги и занимаясь другой преступной деятельностью. Фактически инвесторов никто не обманывал – они покупали акции гигантской «прачечной» и получали доходы с ее деятельности. Официально же прибыль  оформлялась как полученная от сделки с магнитами.


Более того. Вырученные деньги шли и американским политикам. В свое время Богатин перечислил крупную сумму в фонд республиканцев по выборам в конгресс.


В США в 2003 году находился только Богатин, который и был арестован. Могилевича, Фишермана и Цуру объявили в международный розыск, информация о них до сих пор красуется на сайте Интерпола. Сева Киевский в конце 1990-х проживал в Венгрии, но потом был вынужден оставить ее. Когда в США была начато расследование в отношении создателей «ЮБМ», ФБР обратилась в Будапешт за помощью в отношении Могилевича. Его об этом предупредили, и он понял, что может быть арестован по запросу из США. Тогда Могилевич перевел свои деньги из Венгерского национального сберегательного банка на другие счета и уехал в Москву. Сделал он это вовремя – уже в октябре1999 года в Венгрии был поставлен вопрос о задержании Семена. Однако местные власти довольствовались только запретом ему на въезд - как человеку  «представляющему угрозу общественной безопасности».


Поначалу Могилевич и солнцевские не оставляли надежд решить свои проблемы в Европе.  В 1999 году Анатолий Катрич пытался договориться с властями Чехии о снятии запрета на въезд Севы Киевского, Михася и их партнеров. Год спустя Могилевич, Михайлов и Аверин направили своего гонца Петра Горбатых в Европу - подкупить чиновников в Чехии и Венгрии, дабы они удалили имена гангстеров из базы данных нежелательных лиц. Но все эти попытки остались безуспешны. Гангстеры продолжали находится под наблюдением западных спецслужб, которые узнавали обо всех действиях своих подопечных.


После того, как в 2003 году Могилевич был объявлен в международный розыск, вопрос о возможности его официального появления на Западе был снят окончательно. Но Семен не сдавался. Он начал менять жен, брать их фамилии, изменил имя и отчество, даже дату рождения. К моменту ареста в 2008 году Сева Киевский уже звался Сергей Юрьевич Шнайдер и имел соответствующий паспорт. Впрочем, его перемещение все равно было ограничено пространством СНГ.


 


Криминального короля погубила болтливость


В 2007 году перед властями Украины и России встал давно назревший вопрос: а зачем, собственно, нужен в газовых сделках посредник в лице Могилевича? Который, к тому же, давно не может серьезно влиять на финансовые потоки на Западе. С отъемом у Севы Киевского доли в «РосУкрЭнерго» проблем не возникло – половина компании принадлежала «Газпрому», а Фирташ сразу заявил, что не знаком с Севой Киевским. А вот отобрать у Могилевича Eural Trans Gas оказалось сложной задачей.


Компания являлась важным звеном при поставках газа из Средней Азии и полностью контролировалась Могилевичем. Расставаться с этим активом Семен не собирался. Когда не получилось договориться по-хорошему, были задействованы спецслужбы. Привлечь его к ответственности за участие в оргпреступной деятельности или за газовые дела было нельзя – слишком много лишнего шума поднялось бы и в России, и на Западе. Тогда оперативники обратились к записям телефонных переговоров Севы Киевского, а так же его бесед в ресторанах и офисе. Слушали Могилевича давно.


На рубеже 2007-2008 годов он часто созванивался и встречался с владельцем парфюмерной сети «Арбат Престиж» Владимиром Некрасовым. Данная сеть появилась еще в 1989 году на базе подконтрольного Могилевичу кооператива «Арбат». Первым товаром «Арбат-Престижа» стала парфюмерная продукция, контрабандно доставленная в Россию Могилевичем и Мирошником со складов ЗГВ. По большому счету и сама сеть являлась одним большим каналом по контрабанде косметики и духов.


Могилевича и Некрасова также связывала любовь к антиквариату. Владелец «Арбат-Престижа» коллекционирует иконы и картины. Впрочем, владельцем он был номинальным. Компания находилась под контролем Севы Киевского и его окружения. 40% акций «Арбат-Престижа» принадлежали    фирмы «Ринвэй», среди учредителей которой были Ольга Жунжурова (супруга Фишермана) и Галина Телеш (бывшая жена Могилевича).В ходе многочисленных встреч Некрасов и Могилевич в основном говорили об антиквариате, но попутно поднимали и деловые вопросы. В частности, Семен со своей очередной (предпоследней) женой Ольгой Шнайдер давали советы, как уменьшить налогооблагаемую базу. Севе Киевскому и в голову не могло придти, что до него «докопаются» из-за каких-то нескольких десятков миллионов рублей, не уплаченных «Арбат-Престижем» в бюджет. А именно за эту тему и ухватились спецслужбы.


Записи, где шла речь о неуплате налогов, передали в ГУ МВД по Центральному федеральному округу. Там  23 января 2008 года возбудили дело по статье по ч. 2 ст. 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов и сборов с организаций в особо крупном размере). В этот же день Некрасов и Могилевич были задержаны при своей встрече в Центре международной торговли.  Расследование поручили  следователю Сергею Вайчулису, известному ведением дела в отношении Сергея Мавроди.


По версии следствия, с января 2005-го по декабрь 2006 года путем внесения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений Владимир Некрасов уклонился от уплаты налогов на сумму 49 511 515 рублей с ООО «Арбат энд Ко». Следствие установило, что в 2005-2006 годах господин Некрасов заключил договоры о поставке товаров с тремя фирмами, которые оказались однодневками. Эти фирмы-однодневки — ООО «Магнолия», ООО «Алкион» и ООО «Оригинал» — были учреждены не без участия самого Владимира Некрасова. Во всяком случае, при обысках в офисе «Арбат-Престижа» оперативники изъяли печати этих фирм. А при обыске на квартире Могилевича был обнаружен акт налоговой проверки «Арбат-Престижа».  Сразу после ареста Киевского, Фишерман, Жунжурова и Шнайдер в спешном порядке покинули Москву. Последние две дамы перебрались в итальянское местечко Римини, где владеют художественной галерей. От своих авторитетных мужей барышни «заразились» любовью к искусству. В столичной богемной среде они были известны, как не жалеющие денег собирательницы картин. Впрочем, за снобизм Шнайдер и Жунжурову в богеме не любили из-за снобизма. Жунжурову за глаза даже называли «фишерманихой».


Озаботил арест Могилевича и Сергея Михайлова. Он не забыл, как приятель помог выбраться из швейцарской тюрьмы. Михась бросил на защиту Севы Киевского своих адвокатов, задействовал все свои связи. Но в данной ситуации это было бесполезно.


Однако сам Могилевич оказался «крепким орешком». Он долго отказывался расставаться с газовыми активами. Но к апрелю Семена стало подводить здоровье – и он, вроде как сломился. Встал вопрос об освобождении. Но быстро выяснилось, что вместе обещанного Eural Trans Gas Сева Киевский впарил пустышку – все активы из компании были выведены. Тут же в деле возросла до 115 млн. рублей сумма неуплаченных налогов. Встал вопрос и о начале нового расследования – подделке Киевским паспорта… В результате в июле 2009 года Могилевича все-таки выпустили из СИЗО – после того, как он отдал все свои газовые активы.      


Впрочем, закрывать дело в отношении Семена не стали. Мало ли какие фортели он еще выкинет. Однако еще раньше адвокаты Могилевича смогли найти подход к членам и руководителям следственной группы. Конечно, без решения сверху они не могли закрыть дело. Однако привести материалы в такой вид, чтобы ни один суд не смог вынести по ним приговор, было вполне по силам. И когда в июле 2009-го дело поступило в Тушинский суд, «всплыли» все многочисленные «ляпы» Вайчулиса. Достаточно сказать, что в материалах дела и обвинительном заключении не совпадали номера договоров с фирмами, помогавшими уклоняться от налогов.


Судья вернул дело для устранения многочисленных ошибок. Устранять их поручили уже другому следователю, не Вайчулису. Тогда-то и выяснилось, что дело приведено в такое состояние, что любой суд поднимет на смех. Всех, кто был причастен к этому, ждала печальная участь.


Вначале в администрации президента попросили написать заявление по собственному желанию заместителя начальника Следственного комитета при МВД Евгения Тимлева. Он в свое время назначил на должность начальника Следственной части ГУ МВД по ЦФО Валентина Киршенмана и курировал его. Без одобрения Тимлева с делом чудить бы не стали. Потом сняли и Киршенмана – непосредственного начальника Вайчулиса. Самого следователя Вайчулиса отправили на пенсию, но этого показалось мало, была начата проверка. В свое время следователю выделялась служебная квартира, которую он умудрился оформить в собственность. Это было сочтено за преступление. Однако СК РФ в возбуждении дела отказал.


«Дело «Арбат-Престижа» в сентябре 2009 года вновь отправили на рассмотрение в Тушинский суд. Судья прекрасно понимал, что по тем материалам, которые есть, приговор вынести невозможно. Он всячески затягивал процесс, надеясь, что ситуация разрешится как-нибудь сама собой. Слушания длились почти год, пока судья не назначил новую судебно-экономическую экспертизу.


Адвокаты Могилевича на всякий случай подстраховались, чтобы российский федеральный центр судебных экспертиз Минюста сделал нужные выводы. Но могли так и не заботиться. Эксперты признали, что вообще не могут сделать никаких выводов, поскольку в деле отсутствуют необходимые бухгалтерские документы. В результате судья вновь вернул дело на доследование в ГУ МВД по ЦФО. А к октябрю 2010 года адвокаты Могилевича и Некрасова сумели добиться вывода арбитражного суда о том, что все налоги «Арбат-Престиж» заплатил. К тому времени власти охладели к судьбе Могилевича - и дело закрыли на основании принципов преюдиции.


Сейчас Сева Киевский продолжает зализывать раны. По словам оперативников, «его не видно и не слышно», ни в какие дела он пока не лезет. Но никто не сомневается, что как только Могилевич восстановит силы, он снова начнет восстанавливать свою криминальную империю.


Гораздо лучше дела складываются у Сергея Михайлова. Сейчас он известен, как один из главных «решальщиков вопросов» между бизнес- и криминальным миром с одной стороны и представителями власти – с другой. Также он является владельцем сотен объектов недвижимости в столичном регионе.

Thomas Petrov, Alexey Gordon, Rumafia.com

Комментариев нет:

Отправить комментарий