суббота, 9 апреля 2011 г.

Меценат-захватчик

http://rumafia.com/ru/material.php?id=256

Олимпийский комитет России (ОКР) объявил о том, что создает автономное некоммерческое объединение «Спорт высших достижений». Оно будет искать спонсоров для Игр в Сочи 2014 года, а так же для федераций и спортсменов. Всего планируется привлечь не менее 500 миллионов долларов. У самого ОКР и Федерации художественной гимнастики России уже есть генеральный спонсор. Это концерн «Росэнергомаш», возглавляемый бизнесменом Владимиром Палихатой. Сейчас он известен, как меценат, крупный промышленник и… уважаемый рейдер. А чуть больше десяти лет назад Палихата промышлял разбойными нападениями и подделкой кофе. За последнее преступление он даже получил срок.


«Дверь» в мир больших денег ему открыли банкир  Александр Слесарев, экс-глава ОКР Леонид Тягачев, вдова Анатолия Собчака Людмила Нарусова и бывший телохранитель ее мужа Роман Цепов.


 


Человек со шрамом


Официальная биография Владимира Палихаты выглядит следующим образом. Родился 23 сентября 1967 года в селе Золотники Теребовлянского района Тернопольской области Украинской ССР. В 1985—1987 годах проходил службу в рядах Советской Армии. В 1991 году получил диплом Борщевского электротехнического техникума по специальности «электромеханик» и тогда же переезжает в Москву. С 1991 по 1993 год Владимир Палихата — менеджер-экспедитор, руководитель направления в торгово-закупочном кооперативе. В 1993-м начинает карьеру частного предпринимателя в качестве независимого трейдера на РТСБ и МТБ. С 1997 года Владимир Палихата оставляет фондовый рынок и переключается на инвестиции в реальный сектор экономики. «За последующую декаду Владимир Палихата консолидировал активы в России и на Украине, размещенные в электротехнических предприятиях в области производства низковольтного коммутационного оборудования, комплектной электротехнической продукции, генераторов и двигателей, и возглавил единый концерн «Росэнергомаш»», – сообщает пресс-служба концерна.


Его жизненным путем неоднократно интересовались и российские оперативники. И у них получилась совсем другая картина. Когда они обратились за помощью к своим украинским коллегам, те, рассказали, что в конце 1980-х на Украине действовала «тернопольская группировка», активным  участником которой был некий Палихата. Его банда промышляла разбойными нападениями и грабежами. В начале 1990-х сыщики вышли на след банды, и все ее члены, включая Палихату, разбежались.


При этом украинские оперативники отметили, что во время одного из разбоев лидер банды Палихата получил удар ножом в лицо. А у появившегося примерно в это же время в России Владимира Палихаты на лице большой шрам.


Никаких подтверждений тому, что с 1993 по 1997 год бизнесмен трудился независимым трейдером, российским милиционерам найти не удалось. Зато у них есть весьма обоснованные предположения, каким образом Палихата «переключился на инвестиции в реальный сектор экономики».


В 1998 году он вместе с неким Василием Немна учредил ООО «Румекспак». Одновременно под контроль коммерсантов перешла фирма «Интеграл», где Палихата стал гендиректором, а Немна – скромным экспедитором. А в начале 1999 года в УБЭП Москвы обратился с заявлением глава службы безопасности московского представительства корпорации «Нестле». Он сообщил, что «Интеграл» торгует поддельным кофе марки «Нескафе» (права принадлежат «Нестле»). Милиционеры под видом покупателей вышли на руководство «Интеграла», переговоры с ними вели лично Палихата и Немна. Сделку стороны договорились заключить 25 марта 1999 года. В указанный день «клиенты» приехали на склад в проезде Серебрякова, получили 14616 банок поддельного кофе марки «Монтеррей» и передали продавцам 10 тысяч долларов. После этого на Палихату и Немну надели наручники.


При обыске на складе была обнаружена еще и партия банок с кофе «Нескафе», а также поддельные сертификаты качества. Экспертиза показала, что во всех банках находится низкий по качеству кофейный порошок. По данному факту было возбуждено дело о мошенничестве и подделке документов. К расследованию подключился столичный РУБОП. Его сотрудники вскоре обнаружили в Москве и Подмосковье два завода, где изготавливались фальшивые кофе, чай, шампуни известных марок. Всего было изъято поддельных товаров на сумму около 10 миллионов долларов. Расследование передали в ГСУ при ГУВД Москвы.


Оперативники РУБОП вспоминают, что к ним неоднократно обращались с предложениями перестать копать на фигурантов дела, за что обещали крупные суммы. Похожие предложения поступали и следователям. Там соратники Палихаты поддержки не нашли - и пошли другим путем: через  прокуратуру и суд.


Палихата пробыл под стражей чуть более года. Потом прокуратура приняла решение отпустить его под залог. В 2001 году обвинительное заключение передали на утверждение в ту же прокуратуру, которая вернула его следователям, заявив, что они неправильно квалифицировали действия Палихаты. В результате вместо тяжкого преступления – мошенничества, ему инкриминировали одну из самых мягких статей УК РФ – обман потребителя. В том же 2001 году Тверской суд Москвы приговорил Палихату к двум годам заключения «условно».


По словам оперативников, сразу после этого в подъезде дома был зверски избит арматурой начальник службы безопасности московского подразделения «Нестле». Он получил тяжелую травму позвоночника и уехал лечиться на родину, в Германию. В Россию он уже не вернулся. В дальнейшем на многих других недругов Палихаты тоже будут нападать неизвестные с арматурой.


В 2002 годах в жизни Палихаты произошло самое знаменательное событие. Ему предложил сотрудничество банкир Александр Слесарев.


 


Из таксиста получился плохой банкир


Биография Александра Слесарева  не менее интересна, чем Владимира Палихаты. В 1980-х работал таксистом, затем стал торговать цветами. Потом создал свою фирму, занимавшуюся перепродажей импортного ширпотреба. Трудилась эта структура под «таганской крышей». В середине 1990-х «таганской ОПГ» понадобился свой банк. Александр Слесарев приобрел для нее КБ «Кредиттраст».


«Кредиттраст» стал настоящей «черной дырой» в российской банковской системе. Через него обналичивались, отмывались, выводились за рубеж сотни миллионов долларов и рублей.  Услугами слесаревского детища стали пользоваться крупные компании и финансовые структуры. Он сдружился с руководством Альфа-банка, с Леонидом Тягачевым – главой Олимпийского комитета и личным тренером Владимира Путина по горным лыжам, с Романом Цеповым – бывшим начальником службы безопасности мэра Петербурга Анатолия Собчака.


В 2002 году Слесарев решил купить себе еще одну финансовую структуру – Содбизнесбанк, принадлежавший коммерсанту Игорю Захарову. Тоже имевшему связи во властных структурах и среди представителей криминального мира. Общая сумма сделки между Захаровым и Слесаревым, составила порядка 300—400  миллионов долларов.


Однако позже Слесарев обнаружил, что у Содбизнесбанка есть большое количество непогашенных долгов, о которых он не знал перед покупкой. Слесарев потребовал от Захарова вернуть часть денег, но получил отказ. Тогда Слесарев в качестве компенсации захотел получить универмаг «Москва», принадлежавший Захарову – но и в этом не встретил понимания. Началась затяжная война.


Слесарев вспомнил всех своих влиятельных знакомых, в первую очередь Цепова и Тягачева. (Последний, в 2003 году даже возглавил совет директоров «Кредиттраста»). Они обеспечивали поддержку в высших эшелонах власти. В качестве же силовой поддержки был привлечен Владимир Палихата. По одной из версий оперативников, Палихата познакомился с Слесаревым, когда отмывал через его банк деньги, вырученные от продажи поддельного кофе.


В результате Игорь Захаров был арестован по надуманному делу, после чего бойцы Палихаты захватили здание универмага. Более того, рейдеры сумели получить в свое распоряжение пакет акций «Москвы». Эти акции впоследствии были успешно проданы другим владельцам, продолжившим войну за универмаг.


Вырученные средства были поделены между Палихатой, Цеповым и, как предполагают оперативники, Тягачевым. А вот Слесареву не досталось ничего.


Дело в том, что у его банков в 2003 году начались серьезные финансовые проблемы. Слесарев в срочном порядке начал выводить оттуда активы, в том числе, средства весьма крупных, не афишировавших себя клиентов. Помимо того, что все они были крайне недовольны банкиром, часть «шишек» посыпалась и на Тягачева. В результате Слесарев попал в опалу, а с отыгранными персонажами никто не делится. 


В 2004 году ЦБ отозвал лицензии у «Кредиттраста» и Содбизнесбанка. По факту вывода активов МВД РФ возбудило дела. Слесарев ушел в подполье, на повестки следователей не реагировал. К тому же он был вынужден прятаться еще и от бандитов - по данным оперативников, из банков исчезла часть общака «таганской группировки».


Как часто бывает с человеком, попавшим в тяжелую ситуацию, Слесарев стал очень набожным. В октябре 2005 года он поехал с семьей в церковь. На обратном пути на трассе «Дон» в Подмосковье автомобиль расстреляли киллеры. Слесарев, его жена и 15-летняя дочь погибли.


Дела же Владимира Палихаты после захвата универмага «Москва» пошли только в гору.


 


Либо в тюрьму, либо арматурой по голове


В 2003—2004 годах Палихата вместе со своими бойцами, первым из которых был телохранитель Владимир Нестеренко, осуществил в Москве захват здания ОАО НИИЭМИ. Услуги успешного рейдера сразу же понадобились в Санкт-Петербурге.


По просьбе Цепова Палихата участвовал в захвате нескольких объектов. В сентябре 2004 года Роман Цепов был отравлен. Но перед смертью он успел познакомить Палихату с лидером «тамбовской группировки» Владимиром Барсуковым (Кумариным) и вдовой Собчака Людмилой Нарусовой. С этой энергичной дамой Палихата до сих пор остается в дружеских отношениях.


В результате рейдерский бизнес был фактически поставлен на поток. В Москве Палихата организовал захваты зданий «Гипрохима», редакции «Новое время», ЦКБ «Связь», ЗАО «Инфико». В Ульяновске – завода «Контактор». В Санкт-Петербурге – ОАО «НИПКП «Терминал».  Под его руководством поменяли хозяев десятков объектов по всей России.


Иногда Палихата действовал в своих интересах, иногда осуществлял захваты под заказ. Среди его постоянных клиентов были православные олигархи братья Ананьевы и владелец сети пивных «Кружка» Евгений Антимоний.


Все эти рейдерские атаки сопровождались подделкой документов, подкупом судей и сотрудников налоговых инспекций, «заказными» уголовными делами, а порой - жестокими избиениями и даже убийствами.


Когда в ноябре 2004 года структуры Палихаты захватывали «Контактор», в отношении директора завода Валентина Малафеева УВД САО возбудило очевидно надуманное уголовное дело. Директор попал в СИЗО.


Руководителю другого оборонного предприятия после налета рейдеров Палихаты посоветовали обратиться за помощью к бандитам. В результате он познакомился с некими Фрязиным и Багдасаровым, представившимися членами одной из ОПГ. Они пообещали, что «отобьют» предприятие, но для этого попросили отписать на них небольшое количество акций. Договор оформлял юрист Вячеслав Бушуев. Директор, не особо вчитываясь, подписал бумаги.


Вскоре этот договор - с настоящей подписью владельца - оказался у людей Палихаты (Бушуев был его человеком). Только значилось в договоре уже не небольшое количество акций, а контрольный пакет. Документ был представлен в суд. После этого структуры Палихаты вполне официально стали собственниками здания. Обманутый директор кинулся в правоохранительные органы, написал заявление на Фрязина и Багдасарова. Вскоре после этого двое «бандитов» были застрелены в разных концах Москвы.


Алексей Душутин и его супруга, владельцы ЦКБ «Связь», отчаянно сопротивлялись захвату своего предприятия Палихатой. Они были избиты неизвестными металлической арматурой. Арматурой по голове получил и один из владельцев НИИЭМИ. Случаи избиений были и при захвате универмага «Москва».   


 


Прокурору – $1, 5 миллиона


Правоохранительные органы впервые заинтересовались рейдерским промыслом Палихаты в 2005 году. Тогда прокуратура ЦАО Москвы возбудила уголовное дело по факту захвата НИИЭМИ. Расследование было поручено следователю Андрею Гривцову.


Постепенно правоохранительные органы добрались до предполагаемых организаторов захвата – Владимира Нестеренко (он был объявлен в розыск) и Владимира Палихаты. Оба спешно покинули Россию. Отсиживались они в Киеве и Монако.


Как позже призналась на допросе сенатор Людмила Нарусова (допросить ее она попросила сама!!!), и в столице Украины, и в княжестве она постоянно общалась с «порядочными бизнесменами» Палихатой и Нестеренко. Последний даже выполнял при ней функцию водителя. По словам оперативников, сами рейдеры всячески обхаживали госпожу сенатора, удовлетворяли ее прихоти, в том числе финансовые. В свою очередь, Нарусова хлопотала за «порядочных бизнесменов» на разных уровнях власти.


Впрочем, даже поддержки «вдовы российской демократии» было недостаточно. И в 2006 году Палихата отправил к заместителю прокурора ЦАО Руслану Паркину (непосредственному начальнику Гривцова) одного из своих юристов. Главным желанием рейдера было, чтобы следователи «забыли» персонально о нем. Адвокат Белоусов нашел понимание у Паркина, началась обсуждение суммы за решение вопроса. Окончательно она была определена при личной встрече Палихаты и Паркина. Зампрокурора ЦАО предусмотрительно провел ее в Германии.


В результате, в то время, когда Руслан Паркин пребывал за границей,  представители Палихаты заложили в ячейку одного из московских банков 1,5 миллиона долларов. Оттуда курьер перевез их в депозитарий банка «Славия» (он принадлежит друзьям отца Паркина, крупного адвоката). Из этого банка деньги перевели за рубеж.


В том же 2006 году Владимир Палихата спокойно вернулся в Россию и продолжил заниматься рейдерским бизнесом. Нестеренко продолжал жить на нелегальном положении. В Киеве он обычно проводил время с другим находившимся в розыске рейдером, не принадлежащим к команде Палихаты, Сергеем Киримовым. Впрочем, Нестеренко был частым гостем и в Санкт-Петрбурге, куда приезжал транзитом через Белоруссию. В северной столице он продолжал принимать участие в рейдерских атаках на разные объекты.           


Часть захваченных зданий Палихата продавал «добросовестным покупателям». Некоторые оставлял себе. Ему и его брату Ивану Палихате до сих пор принадлежит гигантское здание «Гипрохима» на Щербаковской улице в Москве, помещения которого сдаются сотням арендаторов. В доме на улице Народного Ополчения, который некогда принадлежал ЦКБ «Связь», расположен концерн Палихаты «Росэнергомаш». Эта структура на вырученные от рейдерской деятельности средства скупила ряд машиностроительных заводов в России и на Украине: ЗАО «Завод крупных электрических машин», Коломенский завод тяжелых станков, Новокаховский электромашиностроительный завод, «Электромашина», «Этал».


Четыре года назад Пахихате надоела слава пусть и преуспевающего, но рейдера. Он стал позиционировать себя как щедрого мецената. С 2007 года «Росэнергомаш» является генеральным спонсором Олимпийского комитета России. Соглашения с Палихатой подписывал тогдашний глава ОКР Леонид Тягачев. Кроме того, концерн стал спонсором Всероссийской федерации художественной гимнастики. Он финансирует фонд «Международная спортивная академия Владислава Третьяка», кинопремию «Ника». И это далеко не полный список облагодетельствованных щедрой рукой Владимира Мироновича.


Пытался Владимир Палихата участвовать и в политической жизни Украины. Через своего брата Ивана он одно время финансировал партию Юлии Тимошенко.


 


Следователю – $15 миллионов


Новые серьезные неприятности с правоохранительными органами начались у Палихаты в 2009 году. Группа следователя СКП РФ Олега Пипченкова занималась расследованием громких дел в Санкт-Петербурге, в том числе, в отношении Владимира Кумарина. Сыщикам удалось выяснить, что к рейдерским захватам в северной столице причастны Палихата и Нестеренко. Входившему в группу следователю Андрею Гривцову поручили заниматься этими материалами. Вернули к нему и тома дела о захвате НИИЭМИ.


Одновременно следователь СК при МВД РФ Кисин в рамках дела о захвате здания ЗАО «Инфико» вынес постановление о привлечении Владимира Палихаты в качестве обвиняемого. В том же 2009 году российские оперативники узнали, что Владимир Нестеренко собирается в очередную поездку в Санкт-Петербург через Белоруссию. Его задержали в Минске.


Под ногами новоиспеченного мецената начала гореть земля. Он подключил все возможные ресурсы для решения проблем. Вспомнил и про свою подругу Людмилу Нарусову.


Сенатор один за другим отправляла запросы генпрокурору Юрию Чайке,  главе СКП РФ Александру Бастрыкину, начальнику СК при МВД Алексею Аничину. В письмах сообщалось о необоснованном преследовании «порядочных бизнесменов» коррумпированными следователями. Общими усилиями Палихаты и Нарусовой удалось добиться отмены постановления Кисина. А потом разыгралась  комбинация, которая позволила не только сделать Палихату неприкасаемым, но вновь вывести из игры Андрея Гривцова, нанеся удар по Олегу Пипченкову. 


Вокруг Палихаты постоянно крутился Сергей Киримов, розыск которого был прекращен в 2008 году. Он играл в хоккей с рядом высокопоставленных милиционеров. В том числе, с начальником отдела ГУВД Москвы Сергеем Хацерновым – лучшим другом Руслана Паркина, перешедшего в 2009 году на работу в адвокатуру. Палихата, помня о своем прежнем успешном сотрудничестве с Паркиным, попросил Киримова начать переговоры с новоиспечённым адвокатом о возможностях решения проблем.


Судьба Нестеренко, экстрадированного в 2009 году в Россию, Владимира Мироновича не особенно интересовала. Но претензии к себе он хотел снять. Когда Паркин вышел с ним на связь, Палихата сразу написал заявление в Департамент собственной безопасности МВД РФ о том, что у него вымогают деньги. Все его переговоры в дальнейшем записывались. 


Паркин сохранил дружеские отношения с Гривцовым. Они обсуждали детали расследования рейдерских захватов. Собрав нужную информацию, адвокат потребовал у Палихаты взятку в 20 миллионов долларов. Нагнетая при этом страсти, он сообщил Палихате, что в ближайшее время его вызовут на допрос в СКП. И даже показал главе «Росэнергомаша» список предстоящих вопросов, полученный от Гривцова.


Палихате удалось снизить цену до 15 миллионов долларов. Сделку назначили на начало 2010 года. Перед ней Паркин и Хацернов покинули пределы России. 13 января Киримов пришел в депозитарий банка «Интеркоммерц», что бы забрать первый транш взятки –5 миллионов долларов. Из депозитария  он планировал отвезти деньги в банк «Славия», откуда они, по замыслу Паркина, должны были отправиться заграницу. Однако, когда Киримов забирал из ячейки стопки денег, оказавшихся муляжами, его задержали. Через сутки под стражу был взят и следователь Андрей Гривцов. Позже суд изменил ему меру пресечения на подписку о невыезде.


И тут на арену вновь вышла Людмила Нарусова. Она начала отправлять Чайке и Бастрыкину не просто запросы, а уже циркуляры с приложениями – указывая, что должны делать генпрокурор и глава СКП РФ. Сенатор рекомендовала следствию заключить сделку с Нестеренко. К рекомендации была приложена справка: «при определении возможности заключения досудебного соглашения о сотрудничестве между обвиняемым Нестеренко и прокурором необходимо учитывать следующие моменты…» Далее на трех листах список этих «моментов».


Как ни странно, Генпрокуратура заключила сделку с Нестеренко, по которой он вообще не сообщил никакой новой информации. Однако это дало возможность суду назначить ему условное наказание.


Просьба Нарусовой к Бастрыкину заключалась в том, чтобы разобраться с Олегом Пипченковым, начальником «следователя-взяточника» Гривцова. Сотрудники ДСБ МВД РФ требовали у Гривцова показаний о частичном предназначении взятки его непосредственному руководителю.


План Палихаты и Нарусовой сработал лишь наполовину. Пипченков так и продолжает руководить расследованием дела в Санкт-Петербурге.  Гривцов, Киримов и Хацернов (вернувшийся в Россию под обещания СКП РФ не арестовывать его) знакомятся с материалами дела. Паркин объявлен в международный розыск.


Ну а Палихата на время стал неприкосновенным. Дела о захвате зданий НИИЭМИ и «Инфико» сейчас фактически заморожены. Однако остается еще много других объектов, подвергшихся рейдерским атакам Палихаты. А соответственно, над меценатом будет еще долго нависать опасность привлечения к уголовной ответственности.   


 

Rumafiia.com

Комментариев нет:

Отправить комментарий