среда, 16 марта 2011 г.

"Российский бизнес не хотят пускать к управлению иностранными активами"

http://rumafia.com/ru/news.php?id=67

p>

В январе голландская Spyker договорился с GM о покупке у него шведского Saab. Тогда крупнейшим совладельцем Spyker (29,9%) был глава "Конверс груп" ВЛАДИМИР АНТОНОВ. Но GM согласился продать Saab, только если бизнесмен выйдет из Spyker. Позиция GM якобы была связана с подозрением господина Антонова в связях с организованной преступностью и отмывании денег. Но Владимир Антонов уверен, что GM на самом деле просто не хочет допускать к Saab российского инвестора.

— Как вы стали совладельцем Spyker?

— В 2005 году я познакомился с главой Spyker Виктором Мюллером. Мы быстро начали общаться, и уже тогда я предлагал ему вхождение "Конверс груп" в капитал Spyker. Но Мюллеру это было неинтересно, у него были серьезные спонсоры, бизнес Spyker рос и к 2006 году почти достиг безубыточности. Но быстрый успех компанию и погубил. Spyker купил команду Formula 1, и это разрушило бизнес компании, которая к концу 2007 года оказалась в предбанкротном состоянии. Тогда я еще раз позвонил Мюллеру и предложил вернуться к идее вхождения "Конверс груп" в Spyker. Мы как раз искали что-то похожее: например, смотрели на британский TVR, который потом купил Николай Смоленский. Мюллер обрадовался, мы встретились в декабре 2007 года, договорились за два часа, а уже в январе закрыли сделку. В итоге входящий в "Конверс груп" литовский банк Snoras стал основным акционером Spyker и держателем ее золотой акции, Spyker был полностью рефинансирован, и все претензии кредиторов сняты.

— Когда вы решили купить Saab?

— У нас до этого были контакты с GM, он является будущим поставщиком Spyker. 24 ноября 2009 года, когда шведский Koenigsegg вышел из сделки по покупке Saab, мы сразу же решили начать переговоры. Направили одному из топ-менеджеров GM письмо с предложением, нам ответили, что готовы обсуждать. Уже через два дня мы подписали Non Disclosure Agreement и получили всю информацию о бизнес-плане Saab. Я потратил ночь, чтобы его прочитать. Если честно, пришел в восторг, потому что менеджмент Saab, Koenigsegg и их консультанты разработали блестящий план.

— Как вы узнали, что GM не хочет видеть вас в сделке?

— На Due Diligence у нас ушло около недели, и к концу декабря все документы были готовы. 18 декабря я был приглашен в National Debt Office Швеции, некий аналог нашего Росимущества, которое одобрило гарантию по кредиту для Saab. Но во время полета в Стокгольм GM вышел из сделки в одностороннем порядке, сославшись на некие непреодолимые трудности. Это было формальное основание. Неформальным было то, что в сделке не должно быть меня. Все были в шоке, потому что мы потратили месяц на переговоры с GM и властями Швеции. Рядом со мной все это время находилось авторитетное детективное агентство Kroll, нанятое шведским правительством, после проверки которого шведская сторона заявила, что не возражает против моего участия в сделке.

— Но в западной прессе сообщалось, что у GM появился некий отчет ФБР, в котором говорилось о ваших связях с организованной преступностью.

— Я никогда не видел этот отчет, и мне о нем никто не говорил. Единственное, что я знаю,— меня могло проверять ФБР во время получения мною визы в США. Это стандартная процедура. Американская виза мною получена, так что вопрос отпадает сам собой. Кроме того, наша банковская группа работает с большим количеством банков, в том числе и в США. Почему-то до сих пор никого в США моя репутация никого не смущала.

— Что вы решили делать после заявления GM?

— Мы с Мюллером решили продолжать сделку, с той только разницей, что я выхожу из капитала Spyker и продаю ему свой пакет, включая золотую акцию. Кроме того, я и мои люди покидаем совет директоров Spyker. Но первый платеж за акции Saab на сумму $25 млн Spyker все равно провел на мои деньги. Это абсолютно открытая информация, о которой знают и в шведском правительстве, и в Европейском инвестбанке, и в GM. Деньги предоставлены "Конверсгруп холдинг", который принадлежит Conversgroup UK, которая принадлежит мне. И если у GM есть основания полагать, что я связан с отмыванием денег, то почему GM не возражает против участия этих денег в сделке по Saab?

— Но принадлежащие вам Академхимбанк и Конверсбанк не были допущены в российскую систему страхования вкладов.

— Да, но могу вас заверить: в актах проверок обоих банков совершенно четко было написано, что они соответствуют требованиям допуска к системе страхования. Центробанк отзывает лицензию у банков, отмывающих деньги, в течение недели, то есть моментально. Следом, как правило, начинаются проблемы с МВД. В нашем случае не было ни первого, ни второго. У меня есть свое личное мнение насчет того, почему нас не хотели допускать в систему, но комментировать это я не хотел бы. Главное, что банки, которые не были допущены, мы впоследствии присоединили к калининградскому Инвестбанку путем слияния, и тогда они без проблем попали в систему страхования вкладов.

— Почему литовскому Snoras было отказано в открытии филиала в Великобритании?

— Думаю, дело, скорее всего, в том, что Snoras принадлежит российскому гражданину. Вы много знаете банков в Великобритании с российским капиталом? Я знаю только один — VTB Europe. Кстати, историю с открытием филиала Snoras в Великобритании тоже изучало Kroll и не нашло оснований для запрета. То есть в принципе мы могли пойти в суд, но не стали этого делать. Во-первых, непонятно, как после судебных тяжб работать с местным регулятором, а во-вторых, начался кризис, и мы сами решили свернуть проект в Великобритании.

— Как вы прокомментируете покушение на вашего отца в марте 2009 года?

— Есть российские граждане, фамилии которых я не буду называть, потому что по ним идет следствие. Они с помощью покушения пытались недорого купить бизнес "Конверс груп". Сначала нам было сформулировало предложение о продаже бизнеса, нецивилизованное с точки зрения цены и отвергнутое. Потом начались прямые угрозы моему отцу и тестю, которые написали об этом заявления в ФСБ, МВД и Генпрокуратуру. Эти заявления где-то там потерялись. А в марте было совершенно покушение. Слава богу, люди своих целей не достигли, и сейчас несколько исполнителей по этому делу арестовано. Надеюсь, так будет и с заказчиками.

— Заказчиков не назовете?

— Нет, хотя и я, и участники рынка прекрасно понимаем, кто они и почему до сих пор на свободе.

Источник: Газета «Коммерсантъ» № 59 (4359) от 06.04.20101

Комментариев нет:

Отправить комментарий